7.500.900

Совокупная аудитория бренда, Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2020, Google Analytics, октябрь 2020, Данные социальных сетей на 1 ноября 2020 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Коммерческий директор

Ирина Елизарова

Бренд-директор

Дмитрий Викулин

Директор по рекламе

Мария Приворотская

МЕНЕДЖЕР ПО РЕКЛАМЕ

Мария Титова

МЕНЕДЖЕР ПО РЕКЛАМЕ

Оксана Ивашкина

МЕНЕДЖЕР ПО РЕКЛАМЕ

Мария Кръстева

Бренд-координатор

Аида Хайруллина

Старший менеджер по рекламе

Виктория Столярски

Ассистент коммерческого отдела

Ирина Сухачева

Директор специальных проектов

Нелли Хайдарова

Координатор по рекламе

Эмилия Кровикова

Читайте в новом номере Vogue

РАЗДЕЛ: VOGUE

ТЭГИ: Vogue, анонс, новый номер

Темы номера

из
«Я живу под одной крышей с дочерью от первого брака и моим другом. В прошлые выходные мы с группой энтузиастов ходили на байдарках по Верхней Волге — с нами были мой взрослый сын все от того же брака и его девушка. C родителями бывшего мужа мы прекрасно ладим, а сам он недавно встал в пять утра, чтобы отвезти мою машину в сервис, поменять резину, — в свой день рождения.
Высокие, высокие отношения, знаю. Героиня этого номера, мудрый политолог Екатерина Шульман называет семью, подобную моей, ненуклеарной. Что в переводе означает «ячейка общества с разветвленной сетью родственников». Для справки скажу: нуклеарная семья состоит из мамы с папой (орден мужества им за то, что, в отличие от меня, не поддались искушению развестись) и их ребенка. О том, что вообще такое семья в две тысячи двадцатых, Екатерина Михайловна рассказывает на наших страницах лучше меня.
Августовский Vogue мы решили посвятить современной, свободной от скреп семье во всех ее увлекательных проявлениях. Топ-модель Мариякарла Босконо приняла нас в своем доме под Римом и позирует сразу на двух обложках с дочерью Мариейлукас и мамой Джильолой. ­Папа Мариилукас ­после ее рождения о себе особенно не напоминал. Что не мешает женщинам Босконо быть большой и шумной итальянской семьей, сошедшей с рекламы пасты.
Яна Рудковская впервые показывает лицо своего сына Арсения, рожденного суррогатной ­матерью. Арсений — младший сын, а еще у Яны двое своих детей и один приемный, то есть полный боекомплект. Кого, как не Рудковскую, было просить рассказать о современном материнстве? И кому, как не Ксении Буржской, автору романа про двух мам «Мой ­белый» и спичрайтеру голосового помощника Алиса, было заказать колонку об однополой семье?
Мы заглянули в Лондон к веселому ювелирному семейству Вебстер и еще раз в Рим, где в фамильное дело Fendi одинаково легко влились наследница Дельфина Делеттре-Фенди и «чужак» Ким Джонс. Режиссер Вера Кричевская рассказывает про свой фильм о ­семье Наташи Синдеевой и Александра Винокурова и об их канале «Дождь», на котором все друг другу в какой-то степени тоже родственники, если не больше.
А еще мы съездили в гости к главному юбиляру этого непростого лета — в Нижний Новгород. Побеседовали с идеологами локального стрит-арта, которые наладили связи не только с местной властью, но и между собой (иногда это даже сложнее) — и поймали себя на мысли, что в Нижнем все друг друга знают и готовы, если что, прийти на помощь, как в большой ненуклеарной семье.
Наконец, мы впервые снимали модную историю в Дагестане, еще одном месте силы этого лета. Внучка Расула Гамзатова Шахри Амирханова, которую в тринадцать лет увезли из «белого дома на берегу моря» в другую жизнь, честно рассказывает, почему вернулась в родное село — «потому что нет никакого будущего без прошлого». Мне кажется, его нет и без ­семьи. Даже если она не всегда такая идеальная, какой ее представляют Семейный кодекс и сенатор Мизулина», — говорит главный редактор журнала Vogue Ксения Соловьева.
Клановая экономика. Семейные бренды, царившие в моде, особенно в итальянской, в ХХ веке, все чаще рекрутируют не очередных отпрысков рода, а дизайнеров и управленцев со стороны. В чем проблема? В масштабах бизнеса или, может, в самой идее семьи?
Голова в облаках. Вирус, изменивший мир, не только вредит легким и лишает обоняния. COVID-19 может стать причиной ментальных проблем и упадка сил. Что такое постковидный синдром и как с ним жить, выяснил Vogue.
Страстная Вера. Режиссер Вера Кричевская наконец закончила свой фильм о телеканале «Дождь», рабочая версия уже потрясла Москву. Ксения Соловьева выяснила, какое кино — и какую Россию — увидят в итоге зрители на Западе.
Найти своих и успокоиться. Политолог и публицист Екатерина Шульман — о трансформации семьи, счастье в одиночку, законе о домашнем насилии и роли выбора (и выборов) не только в политике, но и в личной жизни.
Нормальные люди. Журналист и поэт Ксения Буржская пишет тексты для голосового помощника Алиса, недавно выпустила книгу «Мой белый», много лет живет в партнерстве с женщиной и для Vogue пытается разобраться в том, что такое семья и почему право на нее должно быть у каждого.
Горная порода. Семейные кланы и завораживающая природа — Vogue отправился по самому популярному маршруту этого лета, чтобы снять историю про смешение культур в моде.
Пока все дома. Как новобранцы Дома Fendi — приглашенный «варяг» Ким Джонс и наследница рода Дельфина Делеттре — ищут баланс между семейными традициями и вызовами современности?
Мать честная. На страницах Vogue Яна Рудковская впервые показывает миру лицо младшего сына Арсения. А в интервью Ксении Соловьевой являет себя разом проповедницей суррогатного материнства и адвокатом духовных скреп.
Площади наши палитры. Когда-то гостеприимно-купеческий, потом закрытый для иностранцев, затем прозванный Синезаборском, Нижний Новгород к своему 800-летию уже стал модной точкой на туристической карте России, но стремится к большему: чтобы люди не просто приезжали, а оставались. При чем тут художники, высокие технологии и почти семейное сообщество горожан, изучила Анна Федина.