6.368.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2018, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Маша Федорова

Издатель

Елена Зайцева

Бренд-менеджер

Дарья Лобачева

Директор по рекламе

Наталия Елькина

Менеджер по рекламе

Виктория Столярски

Менеджер по рекламе

Анастасия Рябова

Менеджер по рекламе

Валерия Мануйленко

Директор специальных проектов

Нелли Хайдарова

Координатор по рекламе

Наталья Вознесенская

Как Маркус Мартинович стал успешным художником, а его мама – арт-менеджером – в материале Vogue

РАЗДЕЛ: VOGUE

ТЭГИ: Vogue

12-летний художник с диагнозом «аутизм» покоряет мир искусства.

из
«Если ты назовешь ребенка трактором, то у него не появится гусениц, но если я напишу на картине «Гвоздь», то вы станете его искать», — говорит художник Маркус Мартинович. Ему всего 12 лет, но этим летом на «Флаконе» прошла уже седьмая его персональная выставка под названием «Я тут. Я с тобой». В прошлом году он стал самым молодым участником шестой Московской международной биеннале молодого искусства. А несколько месяцев назад его работа «Мама в платье в горошек» была продана на аукционе Sotheby’s в Катаре.

У Маркуса расстройство аутистического спектра (РАС). РАС — это диагноз, обозначающий нарушения в развитии. От самых сложных до тех случаев, когда особенности даже визуально не заметны, но всех их объединяет одно — проблемы во взаимодействии с внешним миром.

Одна из тем, которую Маркус активно исследует как художник, — это эхолалия, то есть повторение услышанного. Многие люди с РАС иногда повторяют слова, обрывки фраз или целые предложения. Логику, по которой они выбирают текст для повторения, они объяснить не могут. Маркус знает, что эхолалия — это его особенность. Его предыдущая выставка с куратором Катей Бочавар в феврале 2019-го называлась именно так, и весь первый этаж летней экспозиции на «Флаконе» — это тоже осмысление эхолалии. По словам Натальи Исаевой — агента и мамы художника, — Маркус давно заметил, что в те моменты, когда он подходит к людям и проговаривает повторяющееся слово или обрывок фразы, собеседники пытаются интерпретировать это по-своему. Маркусу показалось это забавным, и он начал иронизировать над этим в своих работах. «Он подшучивает над нами, когда пишет эти слова на холстах. Когда его спрашивают: «Зачем ты написал это слово?», он не понимает вопроса. Слово для него — это то же, что и линия». 

Тяжелая эпилепсия, долгое лечение в Германии, трудности в развитии, поздно поставленный диагноз «аутизм» — начало жизни у Маркуса было непростым. «В Германии мне сказали, что состояние Маркуса в первую очередь будет зависеть от моего состояния, — говорит Наталья, — что мне нужно заботиться о себе. После этих слов я поняла, что быть мамой особенного ребенка — не такая большая трагедия, какой она мне казалась в России». После этого семья Маркуса начала функционировать в новом режиме. Они стали вместе с мальчиком ходить в кино, но могли выйти на середине фильма, если он был перевозбужден, стали ходить в кафе, где еда подходит и им, и ребенку, стали больше развивать потенциал Маркуса, чем тянуть его до нормы. «Правильный диагноз — это просто вектор помощи», — Наталью абсолютно не пугают формулировки. Диагноз дает возможность правильно подобрать инструменты для реабилитации, если это необходимо.