6.368.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2018, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Маша Федорова

Издатель

Елена Зайцева

Бренд-менеджер

Дарья Лобачева

Директор по рекламе

Наталия Елькина

Менеджер по рекламе

Татьяна Прокопенко

Менеджер по рекламе

Анастасия Рябова

Менеджер по рекламе

Валерия Мануйленко

Директор специальных проектов

Нелли Хайдарова

Координатор по рекламе

Наталья Вознесенская

Антверпенский дом-шкатулка Герта Ворьянса — в материале Vogue

РАЗДЕЛ: VOGUE

ТЭГИ: Vogue

Дизайнер, создающий интерьеры для Мика Джаггера и Дриса ван Нотена, знает толк в игре на контрастах.

из
Классическая живопись и абстракция, слепки с античных бюстов и кинетическая скульптура, мебель в стиле бидермейер и ар-деко, китайские вазы, ткани, вдохновленные фовистами и прерафаэлитами, и гобелены — в антверпенском доме 57-летнего дизайнера Герта Ворьянса все это разношерстное богатство пребывает в согласии и гармонии. Но хозяин выше всего ценит не созданный им интерьер, а архитектуру здания.

«Я влюбился в эти окна, простые, прямоугольные, в духе ар-деко, — с неожиданной эмоциональностью рассказывает дизайнер. — Это классический таунхаус XIX века, но в 1930-е годы его перестроили. Здесь работали алмазных дел мастера, они прорезали огромные окна в северном фасаде. Северный свет не дает теней, поэтому так важен для ювелиров и художников. Так вот лет тридцать назад, проезжая мимо, я увидел, что дом продается, бросил ключи в машине и побежал договариваться».

Купил сначала один этаж, потом, со временем, все четыре. А купив, обнаружил, что дом прекрасен не только окнами. Под ламинатом скрывался старинный паркет, над навесными потолками — свободное пространство. «В 1970-х люди предпочитали создавать внутри больших домов комнаты-коробочки: их было дешевле отапливать и за ними было легче ухаживать, чем красить оригинальные потолки и шлифовать паркет. А я просто все убрал и увидел потрясающие материалы и пропорции. Сюда даже добавлять ничего не требовалось, хорошей архитектуре не нужен декор. Но у меня уже тогда было слишком много книг и предметов искусства, мебели, и с тех пор это пространство только заполнялось».