6.368.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2018, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Маша Федорова

Издатель

Елена Зайцева

Бренд-менеджер

Дарья Лобачева

Директор по рекламе

Наталия Елькина

Менеджер по рекламе

Виктория Столярски

Менеджер по рекламе

Анастасия Рябова

Менеджер по рекламе

Валерия Мануйленко

Директор специальных проектов

Нелли Хайдарова

Координатор по рекламе

Наталья Вознесенская

Почему Гарри Нуриев — один из самых важных российских дизайнеров

РАЗДЕЛ: VOGUE

ТЭГИ: Vogue

Vogue поговорил с основателем Crosby Studios, чтобы узнать о коллаборации с Balenciaga, новом ювелирном проекте и, конечно, о моде

из
«Одежда — это самый быстрый и легкий способ улучшить отношение к себе. Для того чтобы изменить внешность на более глобальном уровне, нужно сильно постараться: придерживаться здорового питания, пить много воды, хорошо спать, заниматься спортом, а когда ты покупаешь красивый топ или сумку, или кроссовки, эффект моментальный. Правда, всего на несколько часов. Но если ты нашел свой стиль, эти несколько часов могут перейти в постоянное состояние», — говорит 34-летний дизайнер интерьеров Гарри Нуриев, объясняя, почему от бетона и стали ему хочется перейти к нейлону и хлопку.

Выходца из обычной ставропольской семьи, выпускника МАРХИ и основателя нью-йоркской Crosby Studios Нуриева по обе стороны Атлантики знают как «любимого дизайнера инстаграма». Так его назвала газета The New York Times за фотогеничные, минималистичные интерьеры, где главную роль играет чистый цвет, заливающий мебель, стены, светильники, оконные рамы и кухонные раковины. Он может быть нежно-голубым, как в его московской квартире в новоарбатских переулках. Мятным, как в студии Mia Yoga, где все углы и контуры предметов обведены тонкой чертой, будто это трехмерная графика. Золотым, как в бутике российского ювелирного бренда Avgvst. Розовым металликом, как в ресторане Rare Pastrami Bar в районе Мясницкой. Или ярко-фиолетовым, как в прошлогодней коллаборации с нью-йоркской маркой Opening Ceremony. Для нее Нуриев сделал не только коллекцию мебели со стулом, покрытым длинным ворсом, и ковром, похожим на пятно пролившейся краски, но и футболки с сумками, по которым будто мазнули разок-другой широкой кистью.

Полированные поверхности Нуриев сочетает с шершавым бетоном и кирпичом. Любит легкие металлические конструкции и изящные классические арки. И то и дело вдохновляется неказистой перестроечной юностью: в люстре вместо хрустальных подвесок использует прозрачные, с синими колпачками, шариковые ручки, стену ресторана облицовывает квадратиками битой керамической плитки, а классическую дворовую карусель покрывает фиолетовой краской и превращает в арт-объект. Есть, впрочем, и отсылки к русскому деревянному зодчеству — резные воронки водосточных труб стали у Нуриева лампами. На декабрьской Design Miami с ними фотографировались Джереми Скотт и давняя поклонница русского дизайнера Даша Жукова.