5.435.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope (TNS), NRS – Россия, Май – Октябрь 2017

Контакты

Главный редактор

Маша Федорова

Издатель

Елена Зайцева

Директор по рекламе

Наталия Елькина

Менеджер по рекламе

Татьяна Прокопенко

Менеджер по рекламе

Валерия Мануйленко

Менеджер по рекламе

Дарья Демейн

Директор специальных проектов

Нелли Хайдарова

Координатор по рекламе

Наталья Вознесенская

Рената Литвинова позирует Гоше Рубчинскому

РАЗДЕЛ: VOGUE

ТЭГИ: Vogue, Рената Литвинова

А еще разговаривает с ним о моде, новом фильме «Cеверный ветер» и о том, как всегда оставаться в авангарде.

из

Рената: Георгий, скажите тост.

Гоша: Дай бог, не последняя обложка.

Рената: Я знаю, что не последняя! Мы три года назад, впервые встретившись, все про­говорили, и все сбылось. Почти.

Гоша: Круто находить соратника, человека, которого понимаешь с полуслова.

Рената: Мне кажется, все эти встречи не случайны. Гениальная Земфира, которую я знаю четырнадцать лет, уникальный Демна — мне кажется, что в прошлой жизни он был моим братом. И вот вы, Георгий, с такой «свободной головой» — в каком-то смысле вы с Демной развернули моду вспять: сделали так, что весь мир однажды открыл свой шкаф и понял, что все это немодно. Весь этот «жирный жир»... был перечеркнут, все это вдруг стало неудобно, туго и дремуче — бизнес многих модных Домов стал рушиться. Уже прошли годы, как это началось, Демна стал классиком при жизни, а многие так и не нашли себя в новом времени — отсюда это бесконечное копирование любого хита, который выходит «из-под пера» Демны и Гоши. Кстати, вот на мне сейчас этот пиджак с острыми лацканами, который вы мне подарили во Флоренции на съемках фильма «День моей смерти», — он украсит любую женщину. Такой он — шик! Я всегда вцепляюсь во что-то одно и могу носить до самой смерти.

Гоша: Удивительно, конечно. Когда мы начинали делать проект «Гоша Рубчинский», я не думал, что это будут носить не только наши друзья, а подростки, женщины и мужчины по всему миру. Но было ощущение, что это нужно делать, эту историю нужно рассказывать. Люди ведь покупают не одежду, а истории. Надевая вещь, человек чувствует себя другим, пытается стать частью какого-то мира. Поэтому так важна атмосфера ­вокруг бренда.

Рената: «Гоша Рубчинский» — это не ностальгия по советскому. Это автобиографическое высказывание, очень литературное — пронзительное и печальное, как книга, которая повлияла на поколение... как вся музыка Земфиры, под которую выросли, и вырастают, и проживают жизнь, это как «Над пропастью во ржи»... У Георгия коллекции все были как еще не снятые им фильмы — про неприкаянных детей с ­окраин, которые мотаются по заброшенным и гиблым задворкам в городах всего мира, настолько они везде одинаковы. На задворках, где разбиваются сердца. Там происходит все то же самое, что в классических пьесах, просто на новом витке истории. Знаете, что самое ценное есть у гениев? Они всегда рассказывают старую сказку как в первый раз. Гении — это дилетанты. Всю эту одежду: свитшоты, спортивные костюмы, широкие куртки — все когда-то ими обладали и уже давно выбросили, а вы с Демной из этого сделали откровение, образ поколения ходит в вас.

Гоша: Наверное, мы оказались созвучны времени. Но время меняется, поэтому я закрыл марку и занялся театром, фотографией. Столкновение с театром для меня не было особо шокирующим. Потому что показ — это тоже мини-спектакль. Ты выступаешь как режиссер: выбираешь моделей-актеров, музыку, место, свет. Когда смотришь коллекцию онлайн, все это не чувствуется, но на самом деле это тоже магия, и неизвестно, получится фокус или нет. Бывает, что сама коллекция абсолютно бездарная, но дизайнер создал вокруг нее такую атмосферу, что люди оказываются вовлечены в эту историю, а значит, захотят носить эти вещи. Вот почему бренды продолжают делать шоу. Хотя их золотая эра, 1990-е, когда царили Маккуин, Гальяно, прошла, и сейчас хочется чего-то другого.

Материал полностью