3.130.900

Совокупная аудитория бренда, Publisher’s statement, Google Analytics, декабрь 2020, Данные социальных сетей на 30 декабря 2020 года

Контакты

Главный редактор

Ариан Романовский

Коммерческий директор Tatler

Елена Рунг

Бренд-директор

Мария Перцева-Хвалей

Директор по рекламе

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Координатор по рекламе

Алиса Лазоренко

Менеджер по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Ксения Роднова

Как галерист Алина Пинская обратила пандемию себе на пользу и зачем увлеклась молодыми художниками — в материале Tatler

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler

В разгар пандемии галерея Алины Пинской сменила имя, переехала на «Золотую милю» и увлеклась молодыми художниками.

из
В галерее Алины Пинской на Пречистенке, 28, пахнет как будто бы смородиной. Неожиданный, на мой взгляд, аккомпанемент для ретроспективы семидесятишестилетнего советского классика нонконформизма Михаила Чернышова, которая здесь сейчас идет. Однако, оказывается, это фирменный аромат галереи и выбран со смыслом. «Если занимаешься собственным делом, хочется контролировать все аспекты – чувственное восприятие в том числе, – рассказывает хозяйка. – Я хочу, чтобы у посетителя появлялось определенное настроение в тот момент, когда он переступает порог галереи: чтобы он был готов воспринимать и размышлять. Правильная атмосфера создает нужный эффект». С той же целью Пинская, к примеру, сама ведет страницы галереи в соцсетях. Бывает, лично отвечает в галерее на вторую линию телефона. 

Модные коучи, вероятно, назвали бы это неумением делегировать. С другой стороны, лучшие представители этого особого вида homo sapiens – людей, продающих искусство, – те еще контрол-фрики. Не все покупатели искусства, к сожалению или к счастью, Дмитрии Рыболовлевы, многих из них требуется убедить расстаться с деньгами. Бережно донести хрупкого, тонко устроенного ценителя до заветной транзакции, не расплескав по дороге его энтузиазм. Внушить неофиту, что ему жизненно необходима именно эта абстрактная экспрессия, а не тот концептуализм. Подвести опытного коллекционера к мысли о том, что вот этот угрюмый юноша из Кызылорды – будущий Бойс и через пять лет будет в Центре Помпиду (а потом внушить Центру Помпиду необходимость этого). А ведь есть еще художники, их жены, музы, мужья муз, критики, кураторы, организаторы арт-ярмарок. Есть оскорбляющаяся по поводу и без общественность, в конце концов. Для столь изящного дела, каким представляется дело галерейное, нужны твердая рука, железная воля и стальные нервы. Продать городу Москве семиметровый металлический «букет» Игоря Шелковского – это, как говорим мы в «Татлере», уровень. Пинская недавно продала. «Букет» вскоре поставят в «Зарядье».

Или вот сейчас в пяти залах доходного дома Исакова на Пречистенке, памятнике архитектуры начала XX века, выставлено более сотни работ Чернышова – заполучить каждую было отдельным приключением. «Я потратила год, чтобы убедить его семью и самого Михаила, что мы готовы им серьезно заниматься, – рассказывает Алина. – Он большого уровня художник, многие деятели арт-рынка пытались добиться его внимания. Художник и скульптор Игорь Шелковский, с которым мы работаем уже несколько лет, был уверен, что я никогда не смогу договориться с Михаилом: мало того что он человек сложный, так еще живет в Америке. А я – наоборот: после этих слов могла думать только о том, как хочу им заниматься. Мы с мужем упустили картину Чернышова на аукционе Vladey, у нас ее перехватил другой коллекционер («Удвоение II» 1977 года прошлой ­весной была продана за €20 тыс. – Прим. «Татлера»). Работы Чернышова очень редко появляются на аукционах, и я была ужасно расстроена. Так что после всего, что случилось, другого выхода, как начать с ним работать, у меня не было», – смеется Алина.