2.833.000

Совокупная аудитория бренда,
Publisher’s statement, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Коммерческий директор Tatler

Елена Рунг

Директор по рекламе

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Координатор по рекламе

Алиса Лазоренко

Менеджер по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Сесил Битон — фотолетописец светской жизни ревущих двадцатых — в материале Tatler

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler

В честь открытия выставки «Сесил Битон и культ звезд» в Эрмитаже Tatler вспоминает одну из самых ярких глав в творческой биографии знаменитого фотографа. Сесил показывал золотую молодежь такой, какой она уже никогда не будет.

из
«Костюмированные вечеринки, дикарские вечера, викто­рианские вечера, вечера эллинские, ковбойские, рус­ские, цирковые...» Так Ивлин Во описывал двадцатые го­ды прошлого века, эпоху, когда моло­дое поколение, решительно настроен­ное стряхнуть с себя морок Первой мировой, отдавалось безудержным развлечениям. Веселая, сумасброд­ная и легкомысленная золотая моло­дежь, какой Во изобразил ее в рома­не «Мерзкая плоть», порхала с вече­ринки на вечеринку. В числе порхаю­щих был и фотограф Сесил Битон. Он учился с Во в одной школе, тот его без­жалостно травил. Позже Битон назы­вал писателя «очень мрачной лично­стью», а Во вывел его в «Упадке и раз­рушении» под именем светского фото­графа Дэвида Леннокса, который, «по­хохатывая, вылезает из электромоби­ля новейшей марки и устремляется к зеркалу».

После школы Битон поступил в Кембридж, где почти не занимался учебой, а посвятил себя фотографии и дизайну костюмов для драмкруж­ка. На портрете того периода ярко накрашенный Битон позирует в розовом шелковом платье, жемчужном колье и шляпке с лентами. В 1925­-м он по­кинул университет без ученой степе­ни, зато быстро стал нарасхват в Лон­доне в качестве светского фотографа. Еще студентом Битону повезло опуб­ликовать две фотографии своей сест­ры Нэнси в «Татлере», а вскоре после этого его познакомили с редактором «Вога» Дороти Тодд. Он моментально влился в аристократическую и теат­ральную среду, а главное – в круг Bright Young Things, которые трати­ли всю свою энергию и воображение на поиск удовольствий. На «детскую вечеринку» гости приезжали в коляс­ках, им раздавали кукол, бутылочки и пустышки, напитки сервировались в манеже. На «литературную вечерин­ку» приглашенные являлись одетыми в соответствии с названием какой­-нибудь книги. В ходу были игры вро­де «Заяц и собаки», «Охота на мусор» и «Делай как я» (в нее играли на при­лавках универмага Selfridges).

Битон не только фиксировал про­исходящее, но и был самым актив­ным участником. Он появлялся на вечеринках в розовом атласе и жен­ском макияже. Или одетым как денди XVII века. Или в образе хозяйки бор­деля. Или в пальто, покрытом яичной скорлупой и розами.

Среди множества друзей Бито­на, которых он фотографировал в то время, был очень богатый и очень манерный Стивен Теннант, сын ба­рона Гленконнера и одной из сестер Уиндхэм, а также будущий дядюш­ка модели Стеллы Теннант. На ве­черинку двойников Стивен пришел в платье румынской королевы Марии Эдинбургской, на театрализованное представление в Гайд-­парке – в обра­зе сильно нарумяненного поэта Шел­ли. На бал-­маскарад Great Pageant of Lovers Through the Ages чудак наря­дился сказочным принцем, а на голове у него был розовый парик. Битон был Люсьеном Бонапартом – в богато украшенном атласном сюртуке.

Любимой моделью Битона, соеди­нявшей два близких ему мира – свет­ское общество и театр, – была леди Диана Купер, дочь герцогини Ратленд, одна из знаменитых красавиц своего времени. Битон писал: «Ее лицо – идеальный овал, а кожа – белый мра­мор. Ее губы как красная сакура, во­лосы – как лен, голубые глаза – как дамасская нигелла». Фотограф запе­чатлел леди Диану в роли Мадонны в спектакле Макса Рейнхардта «Ми­ракль»: в нем светская красавица изображала святую и большую часть действия неподвижно стояла в нише над алтарем.