2.833.000

Совокупная аудитория бренда,
Publisher’s statement, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель Vogue & Tatler

Анна Пчелкина

Директор по рекламе

Елена Рунг

Бренд-менеджер

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Альбина Миллибаева

Координатор по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Светская Москва как бизнес-империя: Виктория Шелягова размышляет о ее настоящем и будущем — в материале Tatler

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler

Наша героиня настаивает — светская тусовка является корпорацией, в которой есть свой дресс-код, отдел кадров и даже буфет. И, как все бизнесы, она сейчас выбирается из карантинного кризиса.

из
«Татлер» рядом с моим именем пишет «светская дама» – я категорически не люблю эти сло­ва, но другие пока не нашлись. Могла бы придумать что угодно на четверть ставки, лишь бы не говорить в лоб, где на самом деле работаю. Но и так понятно: я работаю в российском ЗАО «Светское общество».

Что это такое, что оно производит? Воздух. Но это не проблема – большинство компаний сейчас производят воздух и прекрасно себя чувствуют. Создают потоки, и в них закручиваются вихри бизнеса, финансов, полит­консалтинга, рекламы – воздух как он есть, и не всегда чистый. А наша светская атмосфера полезна. Оказалось, она продлевает жизнь и красоту. В каран­тине мы думали, что, сидя на дачах, розовеем, наливаемся здоровьем. И по­стили себя а-­ля натюрель с коровами и одуванчиками. Но в мае мне позво­нила Оксана Максимова: «Листаю, – говорит, – наши фотографии. Что это мы сейчас так плохо выглядим? Ново­годние кадры как будто сделаны сорок лет назад. Какие мы все красивые тогда были, молодые». А ведь правда. Без ра­боты у нас нет лоска, который бывает, только когда в тебя вложили энергию рук, профессионализма, денег.

Офис у нашей компании распреде­ленный, юридических адресов несколько, но это настоящие рабочие места – а на работу надо ходить, соблюдать трудовую дисциплину. Мы, как мно­гие другие бизнесы, несколько меся­цев сидели без дела, и выходить теперь трудно, но обязательно надо. Зачем? Затем, что «старушке Лариной», кото­рая засела в деревне, было около три­дцати трех лет. А Зинаиде Юсуповой на «русском балу» 1903 года – сорок два, но на фотографиях она выглядит как девочка, хоть и очень рано поседе­ла. Я, например, не хочу, чтоб меня на­зывали «старушкой». Олег, человек бо­лее социальный, чем я, в июне вытас­кивал меня из нашего убежища в Ман­дрогах клещами: «Тут очень хорошо. Но на террасе «Астории» я тебя люблю больше, чем здесь на пирсе, в сарафане. Там ты как­-то эффектнее». Я подумала и согласилась: точно, счастье женщи­ны в труде. Пора на работу. Будем там танцевать, совершать наше ритуальное корпоративное действо.

Со стороны выглядит смешно, а на самом деле важно. Это ведь наш аналог торговых выставок и межотрас­левых конференций. Завтрак в «Боль­шом» – как начало трудового дня, как летучка в офисе, не питаться же мы ту­да, в самом деле, ходим. Мы, как чи­новники, как банкиры, как инвесторы, всегда в тонусе. Постоянное общение с людьми напрягает мозг. Среди них есть недруги, поэтому светский чело­век изворотлив, чтобы никто его энергетически не зацепил. Мы, как менед­жеры по продажам, стараемся нравить­ся. Как дипломаты, ловко выбираемся из конфликтов.

А в карантине мы сидели на пенсии: смотрели телевизор, читали книжки, растили клубнику. Это была счастли­вая, но старость. Оттуда к третьему месяцу самоизоляции стало четко видно, какой товар в нашей ассортиментной линейке самый ценный. Энергия жиз­ни! Без светской работы ты даешь себе большие поблажки. Вплоть до «не хо­чешь мыть голову – не мой». Да, в московской тусовке тяжелая энергетика. Но не тяжелее, чем в офисе условного Газпрома. Тем не менее люди хотят работать в Газпроме. Потому что там ты в плане энергии (и денег тоже) много тратишь, но и много зарабатываешь. А на даче тратишь совсем чуть­-чуть, но и ничего не зарабатываешь.

Мы, конечно, как и другие трудя­щиеся, попробовали что­-то делать удаленно. Проводили прямые эфиры, выпивали в зуме. Чтобы не терять фор­му, ко мне в Мандроги приехала Ира Оганова, мы собрали соседей, водите­ля, портниху, повара – и она им читала свои рассказы. Ну не можем мы без ко­мьюнити, как вы не можете без офис­ной компьютерной сети! Выяснилось, что для светской жизни удаленная фор­ма занятости подходит плохо. И не на­до говорить, что все индустрии диджи­тализируются, значит, и нам надо. Мы, если хотите, раньше других установили себе KPI в виде интернет­-показателей – количества подписчиков в инстаграме, например. Так что в цифровом плане мы передовики. Но основной конвейер по производству энергии – календарь мероприятий – в надомную работу переформатировать не получится.