2.833.000

Совокупная аудитория бренда,
Publisher’s statement, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель Vogue & Tatler

Анна Пчелкина

Бренд-директор

Анастасия Гончарова

Директор по рекламе

Елена Рунг

Бренд-менеджер

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Альбина Миллибаева

Координатор по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Ольга Слуцкер — о Специальной Олимпиаде, которую она хочет привезти в Россию

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler

Четверть века Ольга Слуцкер делала богов-олимпийцев из светских людей. А теперь стала президентом Специальной Олимпиады России для людей с особенностями. О том, зачем матери пятерых детей это бремя, она рассказала Ксении Соловьёвой.

из
В 1997 году импортер заморского фитнеса в страну благо­получно забытых норм ГТО Ольга Слуцкер пришла в га­лерею Айдан Салаховой за работой пейзажиста Пчёлина. Как и многие новообращенные коллекционеры, Слуц­кер собирала русскую академическую живопись. В гале­рее ее внимание привлекли повернутые к стене работы. Ольга спросила, что это. «Да это современное искусство, Рауф Мамедов, – ответила Айдан. – Не для тебя. И доро­го». «Нет, я хочу посмотреть». Так Слуцкер за двадцать ты­сяч долларов («можно было купить много Пчёлиных») ста­ла обладательницей масштабнейшего пентаптиха «Тайная вечеря». Это был парафраз на фреску Леонардо да Винчи, вот только у всех участников трапезы имелся ярко выра­женный синдром Дауна.

Картина отправилась прямиком в Мекку столичного фитнеса – World Class на Житной. Не сказать чтобы держа­тели абонементов захлопали в ладоши от перспективы тренировать большие ягодичные мышцы с видом на лики свя­тых, да еще и с особенностями. «Мы пришли заниматься спортом. Зачем вы портите нам настроение?», «Это сакраль­ный сюжет. Как вы могли?» Менеджер прибежала к Ольге в слезах: «Люди грозят сдать карточки». «Пускай сдают», – произнесла мастер спорта по фехтованию Слуцкер. Один клиент прислал стопку православных книг. В качестве от­ветного жеста Ольга объяснила ему, что работа Мамедова – бесконечно добрая, философская. «Люди часто представ­ляют Бога похожим на них, – объясняет Слуцкер и мне. – Люди с синдромом Дауна любят Христа так же, как мы. И ассоциируют его с собой. По крайней мере, так я пони­мала эту картину».

Мамедов провисел в World Class двадцать лет и переехал в новый дом хозяйки в Барвихе. После ветхозаветного раз­вода с бывшим сенатором Слуцкером в этом месте Ольга начала новую жизнь, и был особый символизм в том, что­бы повесить здесь на стену вечный сюжет о предательстве, смирении и всепобеждающей силе истинной любви.

В этом доме, любовно оформленном Альбиной Назимо­вой, мы и встречаемся. К обеду повар приготовил белковые маффины со шпинатом и помидорами по рецепту подруги из Майами Юли Бордовских. Пока я рассматриваю карти­ны – теперь у опытного коллекционера Слуцкер есть Уор­хол, Ман Рэй, Шнабель, – хозяйка разговаривает по телефо­ну. Из обрывков беседы следует, что нет для современного человека проблемы важнее инстаграма – в данном случае не личного, а корпоративного. «Люди, которые стали чле­нами моей команды, должны быть готовы работать макси­мально четко», – чеканит Ольга Сергеевна тоном, от кото­рого даже мне становится холодно. Впрочем, создать импе­рию от Монако до Бишкека (пятьдесят клубов и еще столько же по франшизе) вряд ли удалось бы руководителю мягкому и нетребовательному.

Несколько лет назад в новостях на Первом канале Слуц­кер увидела сюжет о Специальной Олимпиаде для людей с ограниченными интеллектуальными возможностями. Ее в Лос-Анджелесе открывал тогдашний губернатор Калифор­нии Арнольд Шварценеггер. Ольга тут же позвонила Татья­не Юмашевой, дочери первого президента России и маме чудесного мальчика Глеба. У Глеба синдром Дауна, но с ран­них лет его воспитывали очень спортивно – он занимает­ся плаванием – и наравне со всеми. «Тань, вот бы Глеба ту­да», – сказала Слуцкер. Оказалось, Татьяна Борисовна дав­но знает об этом движении и имеет на него далеко идущие планы. Забегая вперед, скажу: в 2015-­м Глеб Дьяченко стал серебряным призером Специальной Олимпиады и чемпио­ном Европы среди людей с синдромом Дауна (его коронная дистанция – двадцать пять метров на спине, он ее проплы­вает за 18,7 секунды). На последнем чемпионате в сентяб­ре сборная России, за которую выступает Глеб, завоевала серебро в эстафете.

Спустя еще пару лет Татьяна позвонила Ольге, одновре­менно позвонила и посол Специальной Олимпиады России на Играх 2015 года в Лос-­Анджелесе Наташа Водянова (сей­час она – член совета директоров Специальной Олимпиа­ды): «А почему бы тебе, Оля, не заняться этим движением в России?» «Да что вы, мне бы с фитнесом разобраться», – отшутилась Слуцкер, но внутри что-­то щелкнуло.