2.833.000

Совокупная аудитория бренда,
Publisher’s statement, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель Vogue & Tatler

Анна Пчелкина

Директор по рекламе

Елена Рунг

Бренд-менеджер

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Альбина Миллибаева

Координатор по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Хатуля Авсаджанашвили рассказала Tatler о семейном бизнесе, дружбе с конкурентами и бесконечном любопытстве

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler

Хатуля Авсаджанашвили создает в Санкт-Петербурге «золотой квадрат моды». Успевая ходить на Кузнечный рынок и готовить ачму.

из

«А вы знаете, что у нашего города есть палитра пантонов, утвержденная еще при Александре I?» – питерская девушка Хатуля Авсаджанашвили стоит на крыше крошечного отеля «1880» с видом на все красивое, в том числе на ее магазин Nevsky 152. Она одета строго по этому пантону – в бежевый комбинезон old Céline. И говорит тихо и спокойно, как все в этом меланхоличном городе. Так тихо, что я беспокоюсь за свой диктофон, настроенный на энергичную московскую палитру.

Тем же негромким голосом, за которым человек проницательный моментально угадывает энергию и бизнес-драйв, Хатуля семь лет назад убедила Chanel въехать в принадлежащее их семейной компании Babochka здание на Невском. «Когда такие марки принимают решения, это может длиться десять лет и даже больше. Для них это как брак. То есть дело, которое не должно быстро закончиться», – улыбается она. Семья Авсаджанашвили долго ухаживала за Chanel. И не только из любви к искусству Лагерфельда – каким бы пакетом брендов ретейлер ни владел, есть волшебные маячки, по которым все сразу становится ясно.

Трогательно, что в начале нулевых – Хатуля еще училась на юрфаке Санкт-Петербургского университета и ездила с родителями на важные фэшн-переговоры – ей предложили место в Chanel: «Мы как раз нацелены на развивающиеся рынки, и нам нужны такие инициативные молодые люди, как вы». Мама Хатули потом долго гордилась перед подругами: «Хатуле предложили работать в Chanel». А девушка недолго подумала и отказалась: «Я человек, очень привязанный к городу. Это мое место силы. Здесь ценности, которые для меня важны».

В конце 1980-х в Ленинграде действовал странный закон, по которому кооператив мог открыть только пенсионер. Борису Григорьевичу было всего сорок три. Он окончил хореографическое училище Большого театра, танцевал в ансамбле Игоря Моисеева. Работал хореографом – когда в 1972-м Борис Эйфман ставил свою дипломную работу, балет «Гаянэ» в Михайловском, он пригласил Авсаджанашвили отвечать за народные танцы, и с тех пор они дружат. Получив заслуженного, Борис Григорьевич в сорок вышел на пенсию, работал импресарио. Но раз пенсионерам разрешили делать бизнес, то он, человек, органически неравнодушный к моде, в 1988 году открыл кооператив «Бабочка» – с надеждой, что жизнь этого бизнеса будет если не долгой, то хотя бы яркой. Но полет до сих пор идет в штатном режиме. В ноябре 2018-го Babochka пышным вегетарианским ужином в исполнении шефа Владимира Мухина праздновала свое тридцатилетие в Главном штабе Эрмитажа, и поздравлять слетелись не только друг-дизайнер Стелла Маккартни, но и такие важные для татлеровской вселенной люди, как Александр Дюков, Борис Пиотровский, Николай Цискаридзе и нынешний президент «Зенита» Александр Медведев.

Позже Babochka стала не просто ретейлером, но и девелопером Староневского (участок Невского проспекта от площади Восстания до Александро-Невской лавры) – Бориса Григорьевича интересовало глобальное развитие, ему никогда не было интересно заниматься фасонами и размерами.

Материал полностью