1.866.000

Совокупная аудитория бренда,
Publisher’s statement, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель

Анна Пчелкина

Бренд-директор

Анастасия Гончарова

Директор по рекламе

Елена Рунг

Старший менеджер по рекламе

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Альбина Миллибаева

Координатор по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Хатуля Авсаджанашвили рассказала Tatler о семейном бизнесе, дружбе с конкурентами и бесконечном любопытстве

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler

Хатуля Авсаджанашвили создает в Санкт-Петербурге «золотой квадрат моды». Успевая ходить на Кузнечный рынок и готовить ачму.

из

«А вы знаете, что у нашего города есть палитра пантонов, утвержденная еще при Александре I?» – питерская девушка Хатуля Авсаджанашвили стоит на крыше крошечного отеля «1880» с видом на все красивое, в том числе на ее магазин Nevsky 152. Она одета строго по этому пантону – в бежевый комбинезон old Céline. И говорит тихо и спокойно, как все в этом меланхоличном городе. Так тихо, что я беспокоюсь за свой диктофон, настроенный на энергичную московскую палитру.

Тем же негромким голосом, за которым человек проницательный моментально угадывает энергию и бизнес-драйв, Хатуля семь лет назад убедила Chanel въехать в принадлежащее их семейной компании Babochka здание на Невском. «Когда такие марки принимают решения, это может длиться десять лет и даже больше. Для них это как брак. То есть дело, которое не должно быстро закончиться», – улыбается она. Семья Авсаджанашвили долго ухаживала за Chanel. И не только из любви к искусству Лагерфельда – каким бы пакетом брендов ретейлер ни владел, есть волшебные маячки, по которым все сразу становится ясно.

Трогательно, что в начале нулевых – Хатуля еще училась на юрфаке Санкт-Петербургского университета и ездила с родителями на важные фэшн-переговоры – ей предложили место в Chanel: «Мы как раз нацелены на развивающиеся рынки, и нам нужны такие инициативные молодые люди, как вы». Мама Хатули потом долго гордилась перед подругами: «Хатуле предложили работать в Chanel». А девушка недолго подумала и отказалась: «Я человек, очень привязанный к городу. Это мое место силы. Здесь ценности, которые для меня важны».

В конце 1980-х в Ленинграде действовал странный закон, по которому кооператив мог открыть только пенсионер. Борису Григорьевичу было всего сорок три. Он окончил хореографическое училище Большого театра, танцевал в ансамбле Игоря Моисеева. Работал хореографом – когда в 1972-м Борис Эйфман ставил свою дипломную работу, балет «Гаянэ» в Михайловском, он пригласил Авсаджанашвили отвечать за народные танцы, и с тех пор они дружат. Получив заслуженного, Борис Григорьевич в сорок вышел на пенсию, работал импресарио. Но раз пенсионерам разрешили делать бизнес, то он, человек, органически неравнодушный к моде, в 1988 году открыл кооператив «Бабочка» – с надеждой, что жизнь этого бизнеса будет если не долгой, то хотя бы яркой. Но полет до сих пор идет в штатном режиме. В ноябре 2018-го Babochka пышным вегетарианским ужином в исполнении шефа Владимира Мухина праздновала свое тридцатилетие в Главном штабе Эрмитажа, и поздравлять слетелись не только друг-дизайнер Стелла Маккартни, но и такие важные для татлеровской вселенной люди, как Александр Дюков, Борис Пиотровский, Николай Цискаридзе и нынешний президент «Зенита» Александр Медведев.

Позже Babochka стала не просто ретейлером, но и девелопером Староневского (участок Невского проспекта от площади Восстания до Александро-Невской лавры) – Бориса Григорьевича интересовало глобальное развитие, ему никогда не было интересно заниматься фасонами и размерами.

Материал полностью