1.505.000

Совокупная аудитория бренда
AIR Publisher’s statement, Google Analytics, SiteCatalyst

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель

Анна Пчелкина

Бренд-менеджер

Анастасия Гончарова

Директор по рекламе

Елена Рунг

Старший менеджер по рекламе

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Координатор по рекламе

Ирина Волкова

«Все, что собираешь всю жизнь, можно потерять за секунду»: Ульяна Сергеенко для Tatler

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler, Ульяна Сергеенко

Дизайнер впервые рассказала быль о своем разводе, легенду о потухшей любви и несколько очень русских, но совсем не народных сказок

из

«Говорила же тебе, она не заметит, что это другой дом». Ульяна с Фролом хихикают. Я действительно в недоумении. Я ведь уже была здесь шесть лет назад. Тот же рублевский поселок в сильной близости от резиденции премьер-министра РФ. Знакомый особняк из лиственницы и стекла архитектора Григоряна. Даже филиппинки, на мой ненатренированный взгляд, те же. Помню, мы сидели на веранде, ели оливье, разговаривали о том, как светского фотографа Ульяну Сергеенко, автора парадных портретов своих подружек (Алена Ахмадуллина — Снегурочка, Полина Киценко — кукла наследника Тутти, Ксения Собчак в чулках и жемчугах), угораздило стать дизайнером и показать дебютную коллекцию на Artplay.

Потом случилось много чего. Кутюрные дефиле в парижском Театре Мариньи. Членство во французском синдикате Высокой моды. Бейонсе в пелерине из вологодского кружева в клипе Jealous. Развод, окрашенный в багровые тона заголовками «Алименты олигарха Хачатурова составили сто тысяч рублей». Переезд — многие из Ульяниных бывших подруг хотели бы, чтобы в однушку на Патриарших, а лучше в двушку в Бутово. Но нет: оказывается, жизнь побросала Ульяну недалеко, в тот же самый поселок, в дом того же Григоряна. Двухэтажный особняк был ее собственностью еще до брака, случившегося в 2008-м, а потому разделу не подлежал. Сегодня напротив крыльца уверенно запаркован черный «роллс-ройс» — тоже не самый пораженческий вид транспорта при алиментах в сто тысяч.

«Из прежнего своего дома я вышла два года назад и никогда туда больше не заходила, — Ульяна волнуется, а оттого говорит как иностранка, старательно подбирающая времена. — Все осталось там». «Что все?» — пугаюсь я, вспоминая, как бывший муж одной нашей героини разозлился на нее до такой степени, что сменил замки и не отдает биркины, а другой сменил замки и не отдает детей. «Все милые моему сердцу вещи и то, на что я потратила так много сил и времени, — объясняет Ульяна голосом человека, давно смирившегося с потерями, все понявшего и простившего. — Я же была охотницей. Столько времени провела на блошиных рынках, в антикварных магазинах, на аукционах. А теперь к этому так спокойно отношусь. Остыла. Все, что собираешь всю жизнь, можно потерять за секунду».

Материал полностью