1.505.000

Совокупная аудитория бренда
AIR Publisher’s statement, Google Analytics, SiteCatalyst

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель

Анна Пчелкина

Бренд-менеджер

Анастасия Гончарова

Директор по рекламе

Елена Рунг

Старший менеджер по рекламе

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Координатор по рекламе

Ирина Волкова

«Никакого рая на земле нет, пока мы не начнем его создавать»: Мария Захарова для Tatler

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler, Мария Захарова

Главная красавица МИД Мария Захарова впервые дала интервью глянцевому журналу. Ксении Соловьевой она показала свой уютный маленький мир

из

Сначала я познакомилась с Ириной Владиславовной Захаровой. Дама с укладкой, маникюром и крупными кольцами вела у моей дочери занятия в Пушкинском музее. Час — осмотр шедевров. Час — собственное творчество по мотивам. Ирина Владиславовна плыла мимо конных рыцарей, нагруженная сумками с красками, рулонами ватмана и цветной фольги для аппликаций. Дети бежали за ней, теряя тапки. Она фонтанировала идеями. Мы (родители volens nolens тоже были вовлечены в процесс) мастерили «Комнату в голландском доме», как на картине Питера Янсcенса Элинги. Наклеивали греческих героев на загрунтованные цветной краской коробочки и разыгрывали сцены с активным участием горгоны Медузы. Лепили японские чаши раку. Шили из кусочков ткани китайских птичек и вешали их на новогоднее дерево. Рисовали маму и папу, «как Рафаэль». К выпускному дети осмелели настолько, что поставили спектакль.

Ирина Владиславовна категорически не любит все модное и стандартное. Ее задачей было пробудить жажду творчества в благополучных отпрысках из ЦАО, у которых Фёрби на Новый год и Барби с лицом Натальи Водяновой на Восьмое марта. Это чудо удавалось даже в особо запущенных случаях.

Потом я узнала, что у Ирины Владиславовны есть дочь. Мария Захарова. Она первая в российской истории женщина, которая работает директором Департамента информации и печати МИД. Комментирует проблему вокруг сирийской Ракки в зеленом брючном костюме и на шпильках высотой пятнадцать сантиметров. С огоньком танцует калинку.

Непостижимым образом исхитряется, проведя утром брифинг на Смоленской площади, оказаться вечером в каком-нибудь Куала-Лумпуре. Из командировок привозит миниатюры для своего кукольного домика, который много лет назад придумала и в лучшем виде реализовала. Потому что Мария Владимировна тоже терпеть не может стандартное и скучное. Говорит: «Мода может убить индивидуальность». Разрыв шаблона — ее жизненная стратегия.

Кукольный домик в метр высотой стоит в квартире ее родителей. Четыре кооперативные башни на Ленинградском шоссе, на берегу Химкинского водохранилища, вошли в историю советской архитектуры под именем «Лебедь». В 1966 году их архитектор Меерсон стал лауреатом Гран-при в Париже. В номинации «Обновление архитектурных форм в СССР». По плану внизу предполагался комплекс бытовых услуг — от прачечной до ясель, а на крыше можно было загорать и заниматься спортом. Неслыханная по тем временам роскошь. Но это по плану, а реализовали только часть: детский сад, кассы «Аэрофлота» и зимний сад силами жильцов. До крыши руки так и не дотянулись. Зато рядом имелась качественная английская спецшкола, которую Маша и окончила. Местные шутили, что из их дома можно по прямой за двадцать минут доехать до Шереметьево, а далее — везде. Что, собственно, в восьмидесятые годы многие члены элитного кооператива и исполнили.

Когда маленькая Маша болела, мама с папой отвозили ее к бабушке, в Танковый проезд. И это было счастье, потому что в бабушкиной квартире жили сокровища. Пудреница с японским пейзажем, которая играла музыку из «Истории любви». Шкатулка со всякой дамской всячиной — перчатки из диковинной прозрачной ткани, пуговицы, ленты. И книга о маленьком домике Нащокина — про изящную копию петербургской квартиры, которую в 1820 году построил гуляка и сумасброд, друг Пушкина Павел Воинович Нащокин. В домике — сейчас он в музее Пушкина на Мойке — все-все было настоящим: часы заводились, в самоваре имелась накипь, а на фортепиано Вера Александровна Нащокина играла, нажимая на клавиши вязальными спицами. «Я тогда еще не умела читать, но главными были картинки, — рассказывает Мария, принимая съемочную группу «Татлера» в «Лебеде», в квартире своего детства. — Представить, что все это такого миниатюрного размера, было невозможно. "Мир в мире" меня до сих пор завораживает».

Материал полностью