1.866.000

Совокупная аудитория бренда,
Publisher’s statement, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Ксения Соловьева

Издатель

Анна Пчелкина

Бренд-директор

Анастасия Гончарова

Директор по рекламе

Елена Рунг

Старший менеджер по рекламе

Ксения Куджиа

Менеджер по рекламе

Наталья Логинова

Менеджер по рекламе

Альбина Миллибаева

Координатор по рекламе

Виктория Кащеева

Менеджер по рекламе

Диана Малюкова

Александр Роднянский: интервью Tatler с продюсером фильма «Нелюбовь», открывшего Канны 2017

РАЗДЕЛ: TATLER

ТЭГИ: Tatler, интервью, Канны, Александр Роднянский

Как ему в очередной раз удалось укротить каннских критиков и загипнотизировать киноманов

из

18 мая в Каннах прошла официальная премьера нового фильма Андрея Звягинцева «Нелюбовь». Зрители встретили картину даже радушнее критиков, которые посмотрели «Нелюбовь» днем: долгие, несмолкающие аплодисменты перешли в десятиминутную овацию. Многие из этих самых зрителей заплатили за возможность попасть на премьеру по четыре тысячи евро — до такой цены доходила стоимость билетов у перекупщиков. Критики, кстати, устроили аншлаг в тысячеместном зале Дебюсси и теперь поют дифирамбы Звягинцеву в своих колонках и соцсетях. Российского режиссера сравнивают с классиками кино на грани и за гранью нервного срыва: Бергманом, Антониони, фон Триером, Хичкоком. Теперь понятно почему. До премьеры Звягинцев и его бессменный продюсер и партнер Александр Роднянский держали детали сюжета в секрете. Было известно лишь, что это сцены из супружеской жизни родителей двенадцатилетнего мальчика Алеши, который уходит из дома. Оказалось, нелюбовь — это самое мягкое из того, что к нему испытывают отец с матерью. О том, как ему в очередной раз удалось укротить каннских критиков и загипнотизировать киноманов, Tatler рассказал продюсер Александр Роднянский.

Александр Ефимович, где вы нашли эту историю? Был ли на самом деле мальчик, который сбежал из дома потому, что его родители разводятся? Нет, все было совершенно иначе. Когда мы заканчивали эпопею с «Левиафаном», мы очень много двигались вместе с режиссером Андреем Звягинцевым по фестивально-наградной траектории. И проводили много времени в Америке. Все, что было связано с «Золотым глобусом» и «Оскаром», требовало нашего присутствия. Я помню этот день — вручение «Глобуса». Жили мы в Beverly Wilshire. Из гостиницы нам надо было стартовать, как ни странно, часа в два, лос-анджелесская церемония — длинная процедура. Но мы оба встаем рано, так что пошли утром гулять. И в очередной раз завели волынку на тему «что дальше?». Спорили, дискутировали — у Звягинцева всегда есть какие-то старые замыслы, оформленные в сценарий. Я давно говорил Андрею, что с его талантом нужно делать кино про семейные отношения, глубокоукорененное в современной действительности. Я очень люблю его фильм «Изгнание». Но я, когда посмотрел «Изгнание», понял, что может случиться у Андрея, если он придет в реальную, окружающую нас действительность. Он умеет рассказывать простые жизненные истории как притчи... У Звягинцева есть в биографии один элемент, очень комплиментарно для него звучащий и важный для синефилов: его «Возвращение» незадолго до смерти увидел Бергман, полюбил и назвал Андрея среди основных…

Преемников? Назовем так — «кинематографических голосов будущего». С тех пор Андрея регулярно приглашают на остров Форё, где находится дом Бергмана. Несколько раз он туда ездил. Плюс наши фильмы всегда хорошо шли в Швеции, побеждали на тамошних фестивалях. И мне пришла в голову странная мысль: «А не сделать ли ремейк «Сцен супружеской жизни»? Знаменитого произведения — это не только фильм, но и сериал с шестью часовыми сериями. Андрей отнесся к идее с интересом. Он достаточно искренний человек, мы за годы общения научились друг друга слышать, и я понимаю, когда ему интересно из вежливости, это означает «не будем продолжать». А когда действительно интересно и имеет смысл поразвивать историю, «поразгонять» ее, как мы говорим.

Вы попытались купить права… Да. У кино не один владелец, а сразу три. Семья Бергмана, шведский киноинститут и шведское же телевидение. С киноинститутом мы, кажется, быстро справились, а с телевидением застряло. Или наоборот. Не помню. Я не понимал, в чем дело. И потом вдруг догадался, что дело в семье. Кто-то сопротивляется. Оказалось, что сын Бергмана Даниель. Он тоже несколько раз пытался проявить себя в кинематографе. И, как это часто бывает с детьми гениев (он, возможно, даже одаренный человек), ему было трудно добиться признания. Я с ним говорил несколько раз. Мы встречались, я натравил на него всех своих друзей. Он сказал: «Не, не, не. Мы будем делать сериал с HBO». И назвал фамилию очень знакомого мне автора, замечательного израильтянина, который написал, например, сериал «Любовники». И вот пока я занимался выкручиванием рук младшего Бергмана, Андрей сел с Олегом Негиным и написал абсолютно оригинальную историю. У них особая система контакта — пишет Негин, но создают историю они вместе. Андрей принес мне четыре страницы синопсиса. Очень подробное изложение истории от точки «А» до точки «Я».

Материал полностью