4.658.670

Совокупная аудитория бренда, Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2021, Google Analytics, январь 2022, Данные социальных сетей на 31 января 2022 года

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Коммерческий директор

Мария Брайнис

Директор по рекламе

Михаил Папиашвили

Старший бренд-менеджер

Дарья Викулина

Менеджер по рекламе

Абдул Тагиров

Координатор по рекламе

Виктория Барамия

Менеджер по рекламе

Полина Мясникова

Менеджер по рекламе

Юлия Речицкая

Воля Салаха — в материале GQ

РАЗДЕЛ: GQ

ТЭГИ: GQ

Проверенный способ затеять спор в компании любителей футбола (а значит, практически в любой мужской) – это завести разговор о том, кто сегодня величайший игрок. GQ подливает масла в огонь этой дискуссии и утверждает: Мохамед Салах. Не сегодня – так завтра.


из

Лорд-мэр Ливерпуля Мэри Расмуссен нервно хихикает. На ней золотая церемониальная цепочка с кулоном размером с блюдце, которую она обычно надевает для встреч с членами королевской семьи или кем-то из иностранных монархов. Наряд по случаю: с минуты на минуту ее посетит египетский «король». Денек погожий, и звездный нападающий «Ливерпуля» Мохамед Салах собирается в городскую ратушу, чтобы дать интервью арабскому телеканалу. Это была задумка продюсеров: найти в Ливерпуле самое помпезное местечко, такое, чтоб было под стать национальной иконе. И ничего лучше ратуши, построенной еще в XVIII веке, было не сыскать: поздняя георгианская архитектура, коринфские колонны, позолоченные карнизы и хрустальные люстры, свисающие над бальным залом. «Тяжеленные, – говорит Мэри, – каждая весит тонну». Съемочная группа бродит туда-сюда, звуковик просит тишины, операторы расставляют штативы. И вот он – Салах! Даже Мэри, фанатка «Эвертона», непримиримого соперника «Ливерпуля», кажется, обескуражена. «Говоря между нами, не такая уж я и безумная фанатка синих», – отмечает она. Оно и понятно – а кто вообще не любит Салаха?

В египетских школах с недавних пор изучают его биографию; тамошние учителя даже прозвали Мохамеда «Создателем счастья». О его подвигах слагают легенды. Первая их часть – о том, как неукротимый Салах привел «Ливерпуль» к победам в Лиге чемпионов и к главной награде английской Премьер-лиги. Вторая – о его щедротах; в деревне Нагриг, что на север от Каира, Мохамед построил школу, очистные сооружения и станцию скорой помощи, кроме того, каждый месяц его благотворительный фонд передает деньги нуждающимся. Эти истории о чудесах Салаха появляются так часто, что журналисты не успевают проверить каждую, и футболист им в этом не помогает: интервью он дает заметно реже, чем уличается в чем-то супергеройском.

Но есть среди этих сказок и такие, что показались бы ну уж точно вымышленными, не будь у таблоидов видеоподтверждений. Так, Мохамед Салах на своем Bentley был замечен у заправки, где кучка придурков издевалась над бездомным; одного вида Салаха хватило, чтобы шайка разбежалась, а сам футболист протянул униженному и оскорбленному сотню фунтов. Есть и другая история: как-то неизвестный стащил из машины отца Салаха почти £2000; полиция нашла вора, но Мохамед попросил отца отозвать обвинение, а украденную сумму хулигану простили – с тем, чтобы он потратил деньги с умом и попытался изменить свою жизнь. По данным Стэнфордского университета, после переезда Салаха в Ливерпуль в 2017 году в городе на 19% сократилось количество преступлений на почве расовой ненависти. В Египте он участвовал в правительственной кампании против наркотиков, и за это время число обращений в службы помощи наркозависимым увеличилось в четыре раза. В общем, нет ничего удивительного и в том, что даже на президентских выборах в 2018 году в Египте не обошлось без Салаха. Избиратели массово портили бюллетени, вычеркивая всех кандидатов, и вписывали одного, хотя тот даже не баллотировался.

И вот двери бальной залы распахиваются и входит Салах. На нем черное худи Haculla, джинсы и кроссовки MSGM, а вокруг – рой из участников этих съемок, каждый из которых пытается сделать селфи. Мохамед лишь улыбается и оглядывается по сторонам. Но в дело вмешивается агент, и футболиста выводят в соседний зал. Засунув руки в карманы худи, он сидит передо мной, и на лице его улыбка в миллион люменов. Салах привык к всеобщему обожанию. «Это то, чего я добивался, – говорит он. – Но иногда люди перебарщивают».

Так оно и есть. Окажись он сейчас на неприметной улице Ливерпуля, города, жители которого чествуют своих футболистов так же рьяно, как The Beatles, там бы тотчас собралась толпа. В Нью-Йорке он не может спокойно переночевать в отеле: всегда найдется хоть один сотрудник-египтянин, который позвонит в номер и пожелает ему сладких снов. И что касается Египта, описать, как там любят Салаха, я не возьмусь. На базарах и в супермаркетах его портрет украшает каждый товар; школы и улицы называют в его честь. «Салах – это мечта, – говорит телеведущий Амр Адиб. – Пример того, как можно быть никем, а потом вдруг стать всем». Для страны, которая до сих пор оправляется от «арабской весны», Мохамед Салах – нечто большее, чем легендарный спортсмен. Он пример того, как следует жить.

Материал полностью