4.452.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2019, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Издатель

Ирина Елизарова

Бренд-директор

Дмитрий Викулин

Директор по рекламе

Мария Брайнис

Координатор по рекламе

Анастасия Полозкова

Менеджер по рекламе

Дарья Николева

Менеджер по рекламе

Михаил Папиашвили

Менеджер по рекламе

Юлия Речицкая

Александр Соркин: «Весь сарказм и скепсис пропадают в первый час пребывания на больничной койке»

РАЗДЕЛ: GQ

ТЭГИ: GQ

Бизнесмен, ресторатор, соратник Аркадия Новикова, создатель проектов GQ Bar, Tatler Club, «Магадан» и других поделился с GQ своим опытом борьбы с коронавирусом.

из
Александр, давайте начнем с главного: как вы себя сейчас чувствуете?

В сравнении с тем, как я чувствовал себя в больнице, где пролежал 18 дней, чувствую себя хорошо, но не считаю себя абсолютно здоровым человеком, каким я был до того, как подцепил этот мерзкий коронавирус.

Что вы имеете в виду?

Я испытываю сейчас остаточные явления болезни. Чтобы было понятно, это похоже на сильное субботнее похмелье после пятничной гулянки – проблема только в том, что ты не гулял и оно не заканчивается.

Чудовищно!

Да, я общался с переболевшими людьми – и они описывают свое нынешнее состояние примерно так же. Врачи говорят, что оно может длиться примерно две недели. Одна у меня уже прошла. Я же раньше вообще почти не болел, это был мой первый раз, когда я лежал в больнице, и то, что происходит – для меня совершенно непривычно.

Но на ваших видео в инстаграме вы выглядите довольно бодро.

Ну я же все-таки блогер! Мне надо рассказывать анекдоты, играть на пианино – люди привыкли. Помыться, взбодриться, привести себя в порядок и провести эфир – это тоже один из способов самолечения.

А теперь расскажите, как же это все случилось. Вот с самого начала. Вы же поехали отдыхать в Куршевель?

Да, и меня потом многие спрашивали: зачем вы туда поперлись? Ну во-первых, я делаю так уже не один десяток лет. А во-вторых, когда улетал туда с семьей 22 февраля, не было еще даже намека на нынешнюю ситуацию. Даже в Италии все только начиналось. Новости из Китая не вызывали у нас никаких опасений: мы же все отлично пережили эпидемии SARS, птичьего гриппа – в России и Европе все это особого отклика не имело. Думали, что и сейчас будет нечто подобное. Поэтому за все время пребывания в Куршевеле я не встретил ни одного человека в маске. За исключением стебных приветствий лыжными ботинками и прекращения поцелуев и объятий при встрече никаких мер на курорте никто не принимал. Началось все в районе 5 марта, когда пошли тревожные новости из соседней Италии. Друзья предложили улететь с ними частным бортом 9 марта – и я сразу согласился. Потому что боялся лететь через большой аэропорт, где риск заражения выше. На прилете нас никто не встречал, никаких инструкций о дальнейшей самоизоляции мы не получили, никаких врачей не видели. Я чувствовал себя абсолютно здоровым – и лишь 13 марта у меня поднялась температура.