4.452.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2019, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Издатель

Ирина Елизарова

Бренд-директор

Дмитрий Викулин

Директор по рекламе

Мария Брайнис

Координатор по рекламе

Анастасия Полозкова

Менеджер по рекламе

Дарья Николева

Менеджер по рекламе

Михаил Папиашвили

Менеджер по рекламе

Юлия Речицкая

Режиссер Борис Юхананов: «Я подзаряжаюсь от космоса»

РАЗДЕЛ: GQ

ТЭГИ: GQ

GQ поговорил с худруком «Электротеатра Станиславский» о зрительской шизофрении, многодневных постановках и кафкианском ужасе.

из
Пять лет назад в здании Московского драматического театра имени Константина Станиславского после основательной реконструкции открылся «Электротеатр Станиславский». Название отдает дань и одному из первых московских кинотеатров (в начале прошлого века их называли электротеатрами), который здесь находился, и своему предшественнику. «Электротеатр Станиславский» под руководством Бориса Юхананова отмечает 26 января свой первый юбилей.

«Сколько вам нужно на интервью, часа два, три?» – спрашивает меня пресс-атташе театра и, когда я отвечаю, что не больше часа, смеется и рассказывает: накануне приезжало телевидение, корреспондент успел задать один вопрос – и ответ на него занял у худрука два часа. Масштаб и размах – одна из главных особенностей и творческого подхода Бориса Юхананова, который ставит многочасовые, многодневные спектакли (или, как он называет их, – проекты). Однако нам удалось уложиться в рекордные 40 минут – и обсудить все самое важное.

Борис Юрьевич, вы известный златоуст, вас называют театральным магом – вы умеете зачаровывать изящностью смысловых конструкций, в которых легко заблудиться и не найти выхода назад. Я бы очень хотел, чтобы мы сегодня попробовали поговорить максимально понятным, простым языком, даже о довольно сложных вещах. Как думаете, получится?

Конечно!

Давайте протестируем вас на явлениях, создателем или соавтором которых вы являетесь. Объясните в двух словах, что такое новая процессуальность.

Это форма существования современного театра, в котором перспектива разворачивающегося спектакля, а точнее сказать, проекта отправлена в эволюцию. То есть со временем он может удивительным образом меняться, оставаясь собой. Вот это и есть новая процессуальность.

Приведите пример.

Ну, например, я на протяжении десяти лет в 1990-е делал проект «Сад». В его основе лежала пьеса Чехова «Вишневый сад». Вот эти изменения при бесконечной перспективе развития, конечно, имеют финал. Но когда мы делаем проект, то нацелены не на финал, а на те правила, которые складываются во время нашей игры. Так вот, на протяжении десяти лет этот проект пережил девять принципиальнейших изменений – в форме, в декорациях, в сценографии, в костюмах, во внутреннем устройстве самого действия. Девять регенераций проекта. В этой глубокой, серьезной, сложной работе, которую мы вели в 1990-е годы, я и обнаружил основные законы нового процессуального искусства.

Очень опасный сейчас задам вопрос: зачем они нужны?

Вы знаете, любое открытие такого или иного рода, любое направление, рождающееся в практике, нужно не только творцам. Им – понятно: есть художественный инстинкт, который ведет творца, художника, театр по определенной, но не до конца известной дороге. Но постепенно она открывается – зрителям, самим творцам, – и в этот момент возникают законы. И люди понимают, что это нужно не только им, но и всем тем, кто интересуется красотой мира и его уродством – озарены тем бесполезным интересом, который называется интересом к искусству.

А творцы как это понимают? К ним приходят люди и говорят: спасибо, это-то нам и было нужно?

В театре это выражается реакцией зала. В аплодисментах, в ответной энергии, в радости или в задетости, которые испытывает зритель во время спектакля.

Хорошо, теперь объясните в двух словах, что такое «Параллельное кино».

Оно возникло в середине 1980-х годов вместе с журналом «СИНЕ ФАНТОМ», который был призван освещать неизвестный нам кинематограф.

Вы его выпускали?

Нет, журнал был создан братьями Игорем и Глебом Алейниковыми – вначале как домашний журнал, как самиздат. Тогда это было очень распространено, и свободная мысль находила формы бытования в таких изданиях. А само по себе «Параллельное кино» в первую очередь можно определить так: это кино, сделанное не на государственные средства. Как направление оно очень разнообразное. Тогда еще существовал андерграунд, и там накопилось много талантливых режиссеров, работавших не в форматах советского стиля. И они на собственные средства, затрачивая собственную жизнь на это – как тогда было не только в кино, но и в рок-музыке, – делали фильмы. Не подражательные, не самодеятельные, то есть реализовывавшие большие советские форматы в своих маленьких домах культуры. Нет, это были свободные фильмы. Их делал в том числе и я, открывая для себя видеоискусство.

Речь про видеороман «Сумасшедший принц»?

Да-да. И, таким образом, возникло очень разнообразное комьюнити – из людей, не объединенных ни стилем, ни даже взглядом на развитие киноискусства, но объединенных вот этой ситуацией. Тогда это называлось андерграунд.