3.085.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2018, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Издатель

Ирина Елизарова

Бренд-директор

Дмитрий Викулин

Директор по рекламе

Мария Брайнис

Координатор по рекламе

Александра Алексеева

Менеджер по рекламе

Михаил Папиашвили

Владимир Машков: «Персонажи у меня всегда были сомнительные»

РАЗДЕЛ: GQ

ТЭГИ: GQ, Владимир Машков

«Движением вверх» следовало бы назвать не только один из самых успешных фильмов Владимира Машкова, но и всю его карьеру: он прошел путь от криминальных персонажей до банкира в картине «Миллиард» (в прокате с 18 апреля), от декоратора во МХАТе до худрука Московского театра Олега Табакова («Табакерки»). GQ встретился с одним из самых харизматичных российских актеров.

из

«Решили меня в гламур окунуть? – Владимир Машков пару минут придирчиво изучает план съемки и уже более спокойно разрешает: – Ладно, давайте, делайте свои картинки». Артист педантично выполняет все команды прошедшего тест на прочность фотографа: переодевается, замахивается в камеру клюшкой для гольфа. На сегвее с книжкой в руках он разъезжает уже с явным удовольствием. Потом взгромождается на стул напротив меня и с готовностью отвечает на вопросы. «Персонажи у меня всегда были сомнительные – в девяностые первыми фильмами, благодаря которым меня узнали, были «Лимита» и «Подмосковные вечера». Потом был Толян из «Вора» – человек, живущий в системе «понятий» о мире». Машков поворачивает голову и смотрит в окно гигантского пустого пентхауса на Мосфильмовской, из которого виднеется одна из главных российских киностудий. Он будто обращается к ней: «Знаете, в 1997-м, когда мы снимали «Вора», на «Мосфильме» везде бегали крысы, все было в запустении... Я рад, что застал несколько эпох, прошел с ними рука об руку». ­Киностудия обиженно молчит.

 

Повод для нашей встречи – криминальная комедия Романа Прыгунова «Миллиард». Для нее Машков превратился во влиятельного банкира Матвея Левина (библейские аллюзии оставим киноведам), который вынужден ограбить собственный банк при поддержке подросших внебрачных детей. «Я рос в семье актера театра кукол, так что о накоплениях, дачах и автомобилях речи не шло, – обрывает артист мои попытки поговорить об отношениях с капиталом. – Если деньги были – они тратились. Накопления даже вызывали некоторую неловкость. Зависимости от денег у меня нет. Конечно, они нужны, но это не самоцель». В образе миллиардера Левина Машкова, как ни странно, привлек антропологический аспект: «В нас заложен инстинкт альтруизма – это биология. Мне было интересно, как человек начинает – хотя бы временно – испытывать потребность помочь другому».

 

Моя первая встреча с народным артистом произошла около пяти лет назад на крыльце здания на юге Москвы, где Павел Лунгин снимал свой ремейк «Родины». Ожидая интервью с режиссером на крыльце под августовским солнцем, я услышал за спиной бодрую, сдобренную хохотом и матерком речь – поджарый Машков с сигаретой в зубах рассказывал коллегам между дублями что-то очень веселое. Вторая встреча состоялась полтора года назад в Хиве, где проходили съемки сериала Карена Оганесяна «Медное солнце». Здесь в Машкове уже было куда меньше опасной удали: усы-щетка, аккуратно зачесанные волосы, мундир, подобающий его герою – руководителю военного оркестра по фамилии Карякин. Там же я впервые услышал ключевое в машковской системе координат словечко «подселенец» – так он называет очередную роль, каждый новый свой образ.

 

Материал полностью