2.385.000

Совокупная аудитория бренда,
AIR NRS Россия, Май 2017 – Октябрь 2017, Google Analytics, SiteCatalyst

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Издатель

Ирина Елизарова

Бренд-менеджер

Дмитрий Викулин

Директор по рекламе

Мария Брайнис

Координатор по рекламе

Александра Алексеева

Менеджер по рекламе

Михаил Папиашвили

15 мыслей журналиста Стивена Куркджяна

РАЗДЕЛ: GQ

ТЭГИ: GQ

Трижды обладатель Пулитцеровской премии и один из главных героев фильма «В центре внимания» (того самого, который получил главного «Оскара») рассказал GQ о том, как секреты разрушают мир, как смотреть в глаза мерзавцам и как эффективно противостоять Трампу.

из

О секретах


За свою карьеру я понял вот что: если в какой-то организации – хоть в частной, хоть в государственной – есть секреты, то она загнивает, ее конец совсем близок. Вопрос в том, как заставить людей, вовлеченных в сговор, заговорить об этих секретах. Это как раз то, чем я всегда занимался.


О расовом вопросе


Я обожаю родной Бостон – там сейчас и экономика растет, и даже у самых бедных появилось много возможностей. Но это всегда был очень племенной город – там тебя определяла твоя национальность. Вообще, если совсем уж честно, в Америке только один большой вопрос: какой ты расы? И это всегда было так. Экономика растет и падает, уровень благосостояния растет и падает, но расовый вопрос всегда стоял очень остро.

 

О начале карьеры


Журналистом я решил стать еще в 1969-м – я тогда ходил в юридическую школу, а в те времена, до Уотергейта, журналистам платили совсем мало. Моя мама знала, что я хочу быть репортером, но посоветовала найти нормальную работу. Так что я пошел в юридическую школу, но в какой-то момент все равно устроился в газету The Boston Globe. Они в июле 1969-го отправили меня на место преступления – там была автомобильная авария, разбился какой-то политик. И поскольку законы я всегда знал хорошо, то и текст у меня получился хороший. А потом я напросился на фестиваль «Вудсток» – обозревал его пять дней, репортажи опять всем понравились. Вот тогда пришлось делать выбор – и я подумал, что журналистика даст мне возможность реально менять вещи к лучшему. Мне тогда было 25.


Материал полностью