4.452.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2019, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Издатель

Ирина Елизарова

Бренд-директор

Дмитрий Викулин

Директор по рекламе

Мария Брайнис

Координатор по рекламе

Анастасия Полозкова

Менеджер по рекламе

Дарья Николева

Менеджер по рекламе

Михаил Папиашвили

Менеджер по рекламе

Юлия Речицкая

GQ о том, как Данила Козловский остается номером один в России

РАЗДЕЛ: GQ

ТЭГИ: GQ, Данила Козловский

Герой январской обложки GQ актер Данила Козловский за пять лет сыграл почти во всех больших российских фильмах и не собирается на этом останавливаться

из

«Испытай боль с удовольствием» — настойчив­о рекомендует реклама автоматического массажера ступней в сингапурском аэропорту Чанги. Два часа ночи, все закрыто, и самомассаж с нотками садомазохизма — здесь и сейчас единственное возможное развлечение. Крошечные сингапурские школьники глядят на меня глазами, которыми отечественные дети в зоопарке провожают тапира, то есть, можно сказать, с интересом. Через несколько часов я уже буду в Индонезии, на съемках фильма «Духless 2».

Продолжение прокатного хита 2011 года («Духless» собрал в прокате $14,5 миллиона, тогда как стоил $2,8 миллиона) сначала называлось «Дауншифтер», однако незадолго до съемок продюсеры решили остановиться на незатейливом, но надежном «Духless 2». Тем более последний раз Макса, героя Данилы Козловского, мы видели только-только выбравшимся из мусорного бака, а значит, его балийская гастроль не такой уж дауншифтинг.

Козловский, который на съемках «Шпиона» боксировал, а в «Легенде № 17» забрасывал шайбы, для второго «Духless» научился серфингу. «Иногда кажется, что это лучше, чем секс! — рассказывает он нашему фотографу о волне, которую поймал утром перед сменой, и тут же, обернувшись ко мне: — А что это ты там записываешь?»

«Standby! Roll Sound! Rolling! Мотор идет! Action!» Сегодня съемки проходят в балийской тюрьме Керобокан, про которую мне теперь известно, что она кишмя кишит невезучими австралийцами, попавшимися на наркотиках, а также что тут ждет расстрела пятидесятивосьмилетняя британская домохозяйка, прихватившая с собой на остров кокаина на £1,6 миллиона, причем втянувшие ее в это дело наркоторговцы с опытом и связями отделались двумя-тремя годами здесь же, в Керобокане. «Стоп! — слышу голос режиссера Романа Прыгунова. — Чуть быстрее».

Макс выглядит так, будто уже провел в этом приятном месте несколько дней: взмокшая футболка, перепачканное лицо. Его выводят из камеры, он понуро шаркает по коридору в сторону комнаты для допросов. «Есть. Cut. Снято. The shot is done». «Ты не хочешь это с рук снять? Блин, кто контровой закрыл?!» Съемочная группа тут международная — русские, индонезийцы, австралийцы, — поэтому процесс идет на миксе русского и английского. Охранника героя играет местный актер, похожий на покорного мексиканца из «Великолепной семерки». Вздыхая, он жалуется мне, что режиссер его замучил. Грустный, отправляется в кадр, в пятый раз распахивать перед Козловским дверь. «No-no-no, wrong gesture, — останавливает дубль мучитель Прыгунов, — you’re not coming to a party. It’s a jail. Минус тому, кто выбрал этого артиста. Давайте еще раз, благодарю». — «Благодарю-ю-ю-ю тебя за то, что со мной была-а-а-а, — Козловский неожиданно дает Магомаева. — За шепот и за крик, за вечность и за миг, за отгоревшую зарю, за смех и за печаль, за тихое «прощай» — за все тебя благодарю-ю-ю-ю». Покорный «мексиканец» снова вздыхает.

В 2013-м Козловский стал «Человеком года GQ», мы делали с ним интервью, встречались на съемках и в общих компаниях, и все то время, что мы знакомы, мне казалось, что Козловских на самом деле два. Один — сверхактивный, эмоциональный, привыкший к вниманию, с зычным голосом, постоянно готовый отпустить шутку или изобразить что-то, напеть арию или врубить с айфона Coldplay («Это просто песня Yellow, но концертная версия, потому что там он вдруг начинает петь выше, и это так круто!»). «Этот человек сумасшедший, — восхищенно скажет о нем наш креативный директор Брендан. И через паузу: — Вот бы все, кого мы снимаем, были такими же». Другой Данила Козловский — интеллигентный молодой человек, который живет в Петербурге, потому что там Малый драматический театр, очень скромный, трезвый, осознающий, что лучшее применение и оправдание его известности — помощь другим (Козловский — лицо фонда «Выход в Петербурге», который опекает и поддерживает аутистов, причем всерьез и деятельно, и Данила там тоже лицо не дежурное, а активное), а еще он безупречный профессионал — и, получается, человек практически без недостатков. С таким Данилой Козловским спустя несколько месяцев после съемок на Бали мы завтракаем во французской кофейне в Камергерском переулке.

Материал полностью: http://www.gq.ru/culture/film/96925_kak_danila_kozlovskiy_ostaetsya_nomerom_odin_v_rossii.php