4.280.990

Совокупная аудитория бренда, Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2020, Google Analytics, октябрь 2020, Данные социальных сетей на 1 ноября 2020 года

Контакты

Главный редактор

Игорь Гаранин

Коммерческий директор

Мария Брайнис

Директор по рекламе

Михаил Папиашвили

Старший бренд-менеджер

Дарья Викулина

Менеджер по рекламе

Абдул Тагиров

Менеджер по рекламе

Полина Мясникова

Менеджер по рекламе

Юлия Речицкая

Бизнесмен Олег Тиньков в интервью для GQ: «Круче быть бизнесменом, чем политиком»

РАЗДЕЛ: GQ

KermlinRussia взяли интервью для GQ у Олега Тинькова, в котором он признается, что готов делать бизнес хоть с чертом, хоть с Путиным, щедро раздает оценочные суждения всем, кому не повезло попасться ему на язык, и учит молодое поколение быть скромнее

из

— Всю жизнь вы занимались одним бизнесом, потом продавали его и начинали новый, в другой сфере. А недавно стало известно, что вы перезапускаете пиво. Раньше вы никогда не повторялись. Почему опять пиво?
— Я не люблю, когда люди мыслят какими-то паттернами и стереотипами. Жизнь одна, она веселая. Раньше я всегда продавал бизнесы, а сейчас не продаю, потому что мне нравится банк. Бренд пива по-прежнему принадлежит компании InBev, и это они ко мне пришли и попросили помочь возродить его. Самое хорошее, самое вкусное российское пиво они просто взяли и убили, а сейчас решили возродить, и я им просто помогаю в этом. (Звонит помощнице: «Кстати, а ящик пива привезли? Позвони в InBev, срочно звони — мне нужно ящик отвезти в Европу, подарить друзьям».)

— Вы всегда делали провокационную рекламу.
— Безусловно; я считаю, реклама — это и есть провокация.

— И как вы теперь будете рекламировать пиво? В середине нулевых в вашей рекламе девушки целовались. А сейчас есть закон о запрете пропаганды гомосексуализма.
— Закон очень странный, я не очень его понял. Я никогда не видел пропаганды гомосексуализма среди детей. В детских садах, что ли? Очередной бредовый закон. Провокационная реклама — это не значит голая задница, сиськи и тому подобное. Секс — это самое простое. Я раньше так примитивно мыслил, потому что у нас в России очень слабая конкуренция и можно было делать провокацию через задницу. Сейчас нужно какие-то более интересные ходы придумывать — не ноги и попу, но все равно провокативно.

— Теперь вы занимаетесь не пивом, а банком. В России около тысячи банков. Вы и сейчас не чувствуете конкуренции?
— Вообще никакой. И не только в банках. Если глобально посмотреть, в России отсутствует конкуренция. Почему высокая инфляция, почему все дороже в разы, чем в США, или на 50 %, чем в Европе, — начиная от ресторанов и заканчивая пиджаками? Потому что нет конкуренции. Все контролируется либо государственными большими компаниями, либо огромными структурами полумонопольными. Нашему Антимонопольному комитету работы вагон и маленькая тележка. Сплошные монополии на монополиях и монополиями погоняют. Откуда возьмется конкуренция, если нет предпринимательства. Я прочитал недавно цифры «Левады» — 83 % людей в России никогда не пытались заниматься бизнесом. Это дикая цифра для любого развитого рынка. В США 50–60 % людей занимаются своим делом, а пытались 90. У нас пытались 17. Конкуренции нет нигде. Если бы она была, не мог бы Рустам Тарико, производитель водки, прийти и за пять лет стать крупнейшим банком с самой большой долей рынка в кредитных картах и в потребкредитовании после Сбербанка. Или я, из торговли пивом за пять лет построил банк, который стал третьим на рынке кредитных карт. Мы больше, чем ВТБ, по темпам роста обгоняем любой банк, даже Сбербанк. Это нонсенс. Нет конкуренции не только в банках. В тех же журналах. Есть GQ, Tatler, Esquire и еще три калеки — вы думаете, это конкуренция? Летите в любой аэропорт мира и посмотрите на стеллажи — welcome to конкуренция. А у нас четыре журнала, я их все знаю, читаю и даю им интервью.

Материал полностью: http://www.gq.ru/taste/social/49536_oleg_tinkov_kruche_byt_biznesmenom_chem_politikom.php