8.020.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2019, Google Analytics, декабрь 2019, Данные социальных сетей на 9 января 2020 года

Контакты

Главный редактор

Иляна Эрднеева

Издатель AD & Glamour

Виктория Бухаркина

Бренд-менеджер

Мария Перцева-Хвалей

Директор по рекламе

Татьяна Валювич

Менеджер по рекламе

Анна Ребикова

Ассистент коммерческого отдела

Екатерина Головкина

Менеджер по рекламе

Наталия Шканаева

Младший бренд-менеджер

Оксана Григорьева

Менеджер по рекламе

Яна Небыкова

«Я бы не хотела, чтобы у меня появилась эмоциона­ль­ная броня»: Катерина Гордеева для Glamour

РАЗДЕЛ: GLAMOUR

ТЭГИ: Glamour

Сегодня Катерина Гордеева — одна из самых ярких независи­мых журналисток в России, а начиналось все, когда ей бы­ло 13.

из
С Катериной Гордеевой, как и со всеми героями ­последних месяцев, мы созваниваемся в Zoom. В отличие от многих она не жалуется на обстоятельства: за время самоизоляции успела дописать книгу (про нее пока не рассказывает), ­начала другую (эта будет ­посвящена российским женщинам XX и XXI века, от Ирины Антоновой до Надежды Толоконниковой), выпустила фильм к юбилею Бродского «Дети Иосифа», провела время с семьей.

Сегодня Катерина Гордеева — одна из самых ярких независи­мых журналисток в России, а начиналось все, когда ей бы­ло 13. Тогда она подрабатыва­ла санитаркой в родильном отделении больницы родного Ростова-на-Дону и, «насмотревшись на страх и ненависть советской медицины», написала заметку в местную газету. В стар­ших классах уже была ее постоянным автором, потом училась на журфаке ­сначала в Ростовском ­государственном университете, затем в МГУ, много лет работала на «старом НТВ», в том числе под руководством Николая Картозии. Последние восемь лет Гордеева в свободном плавании — пишет резонансные статьи, книги (самая известная, пожалуй, — «Время колоть лед» в соавторстве с Чулпан Хаматовой), снимает документальные фильмы, многие из которых выходят на YouTube-канале ее мужа Николая Солодникова #ещенепознер, с ним же ведет шоу «Орел и ­решка. Семья». Наконец, Гордеева — попечитель благотворитель­ных фондов «Подари жизнь» и «МойМио», а также член пра­вления детского­ ­хосписа «Дом с маяком». И да, чуть не забыли: Катерина­ воспитывает четверых детей.

Я много раз пыталась ­уйти из журналистики, но она меня так или иначе догоняет. Бывают важные темы, которыми я не хочу заниматься, — предлагаю их коллегам. Никто не берется, и дальше уже «сама, сама, сама». Например, когда я уходила с НТВ, была уверена, что больше не сниму ни одного фильма. Мой муж все время смеется, что я и сейчас, когда делаю фильм, всегда говорю, что этот – последний. А потом сами видите, как получается. Точно так же я думала, что навсегда завязала с лонгридами, — но случилась история с девочкой С., которая с рождения жила в клинике одна по воле своих родителей (статья о ребенке вышла на «Медузе» в декабре 2019-го. — Прим. ред.). Девочка меня снова в эти объятия толкнула, пришлось писать текст. У этой истории уже есть результат – она в приемной семье, у нее все хорошо. Если эту работу нужно делать ради того, чтобы хотя бы один конкретный ребенок получил возможность жить по-человечески, я буду ее делать.

Я принципиально не завожу YouTube-канал. Нет такого объема информации, который мне хотелось бы разделить со зрителями. К тому же мне интересно заниматься довольно большим количеством вещей, а не только видеоконтентом. Мне более-менее все равно, где я публикую свои заметки и фильмы. YouTube-канал — это постоянная работа, когда ты каждую неделю должен хоть тушкой, хоть чучелом, но что-то показывать. Не хочу втискивать себя в эти рамки, но какие-то проекты, видимо, буду делать

Как личность меня ­сформировала школа. У нас были молодые учителя 25–27 лет. Все они относились к нам с невероятным уважением, называли на «вы». Классная руководительница начинала урок со слов: «Здравствуйте, коллеги!» С 13 лет я работала в газете и помню, как наш учитель физики читал на конт­рольных мои публикации, чтобы их обсудить. И преподаватели меня уважали за то, что я работаю. Я настолько благодарна школе за возможность относиться к себе как к личности, что не могу передать это словами.