7.444.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2018, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Иляна Эрднеева

Издатель

Виктория Бухаркина

Бренд-менеджер

Мария Перцева-Хвалей

Директор по рекламе

Татьяна Валювич

Менеджер по рекламе

Анна Ребикова

Менеджер по рекламе

Вероника Казначей

Ассистент коммерческого отдела

Екатерина Головкина

Менеджер по рекламе

Наталия Шканаева

Младший бренд-менеджер

Оксана Григорьева

Менеджер по рекламе

Яна Небыкова

«В России вполне может появиться президент-женщина»: Екатерина Шульман для Glamour

РАЗДЕЛ: GLAMOUR

ТЭГИ: Glamour

Glamour поговорил с политологом и общественным деятелем Екатериной Шульман.

из
Екатерина Шульман приезжает в редакцию Glamour — и оказывается в загадочном для себя мире глянца. Все-таки политологи, пусть и очень известные, — редкие гости на страницах женских журналов. Куда более привычные для нее обстоятельства — редакция «Эха Москвы», где она каждую неделю ведет авторскую передачу. Или собственная кухня, где она записывает эфиры для своего YouTube-канала. Или зал заседаний Совета по развитию гражданского общества и правам человек­а.

Екатерина удивляется тому, сколько людей нужно, чтобы сделать несколько кадров для журнала. Листает пару свежих номеров и с удовольствием узнает одну из героинь на обложке (Паулину Андрееву), но не «вторую девушку» (Марго Робби). И тут же сообщает, что единственная звезда, за жизнью которой она следит, — это Энн Хатауэй (да и то не по своей воле: «У мужа Хатауэй фамилия Шульман, поэтому они мне в поисковиках выпадают»). Это все, конечно, шутки. Хотя и о серьезных вещах Екатерина любит говорить с иронией: «Самые острые споры в интернете вызывает вовсе не политика. Хочешь устроить кровавую баню в комментариях? Напиши про еду». Невозможно не заметить, что рассуждать о политике ей гораздо интереснее, чем рассказывать о себе, — но мы успеваем обсудить и то и другое.

Мне важно высказывать свое мнение, и я считаю, что все должны это делать. Я начинала еще в «Живом журнале», если помните такую штуку. Там я и подсела на быстрый сахар социального поощрения, когда ты что-то напишешь — и сразу все похвалили, восхитились и перепостили­.

В политологии мы изучаем то, что меняется. Можно сказать, гоняемся за всем, что движется. Но бывает, что и оно гоняется за нами.

В 2013 году я защитила диссертацию — для меня это очень важная штука. Когда в семье­ все доктора и кандидаты наук, чувствуешь себя как-то не так, пока не добьешься того же. Как в некоторых семьях с вопросом замужества: девушка ощущает себя несостоявшейся, пока не сыграет свадьбу. А тебе и мама рассказывает, как у нее это было, и бабушка тоже­, и ты представляешь, как это будет с тобой. Потом в какой-то момент решаешь, что ты не такая, но в конце концов выясняется, что именно такая. В последний момент все чуть не срывается, и ты хочешь убежать через окно, как Подколесин в «Женитьбе»... Со стороны это трудно понять — «просто штамп в паспорте». Но то, что я стала кандидатом наук, довольно сильно повлияло на мою самооценку.