7.444.000

Совокупная аудитория бренда,
Mediascope, NRS – Россия, Май – Октябрь 2018, Google Analytics, февраль 2019, Данные социальных сетей на 28 февраля 2019 года

Контакты

Главный редактор

Иляна Эрднеева

Издатель

Виктория Бухаркина

Бренд-менеджер

Мария Перцева-Хвалей

Директор по рекламе

Татьяна Валювич

Менеджер по рекламе

Анна Ребикова

Менеджер по рекламе

Вероника Казначей

Ассистент коммерческого отдела

Екатерина Головкина

Менеджер по рекламе

Наталия Шканаева

Младший бренд-менеджер

Оксана Григорьева

Менеджер по рекламе

Яна Небыкова

«В России с кино все хорошо»: Антон Долин для Glamour

РАЗДЕЛ: GLAMOUR

ТЭГИ: Glamour

Главный кинокритик всея Руси Антон Долин ответил главному редактору­ Glamour Иляне Эрднеевой на несколько наивных вопросов­ о важнейшем из искусств.

из

Как вы думаете, какое кино вы будете смотреть через 20 лет?

Вы знаете, вопрос о трендах кинематографа, как и о трендах любого другого искусства, обречен на неуспех. Точнее говоря, попытки этих прогнозов обречены. Я вам объясню почему. Искусство не существует в отрыве от социума. Каждая арт-тенденция, которая существует в кино сегодня, объясняется чем-то, что происходит в общественно-политической жизни. У меня нет никаких сомнений в прямой связи между 11 сентября и волной популярности супергероев в кино. За несколько лет до 11 сентября вышел фильм «Бэтмен и Робин» — и чудовищно провалился. Все критики сделали вывод: супергерои больше не в моде, они никому не нужны, бессмысленно снимать о них фильмы. Но стоило состояться большому и страшному событию, как эти фильмы оказались самыми востребованными. Таких примеров я могу привести десятки. Поэтому через 20 лет все будет иным настолько, насколько иным будет мир вокруг нас. Если даже говорить просто о России: если здесь через 20 лет будет править Владимир Путин, у нас будет одно кино. А если он в 2021 году решит эмигрировать на Шри-Ланку и стать буддийским монахом и у нас, наконец, пройдут свободные выборы и будет новый президент, будет другое кино. И это будет зависеть от того, кто это будет: мужчина или женщина, интересующийся кинематографом или ненавидящий его и так далее. С искусством спрогнозировать ничего нельзя, потому что искусство — это отражение нас. Это не отражение технологий, это не отражение науки, это отражение состояния ума, это отражение наших чувств, наших эмоций, мира, в котором мы живем. Если мир через 20 лет будет более урбанистическим, кино будет одним. Если, наоборот, люди начнут массово уходить в леса, строить там себе избушки и жить в них, кино будет другим. Я уверен только в том, что кино будет. Почему я в этом уверен? Потому что я не знаю ни одного вида искусства, которое умерло. Есть совсем архаичные и странные опера и балет. Но они отказываются умирать. Симфоническая музыка жива-здорова, несмотря на появление электроники. Поэтому кино будет существовать. Но что это будет за кино, о чем оно будет, как оно будет выглядеть? Даже через год — невозможно сказать сейчас.

Происходят ли сейчас какие-то тектонические сдвиги в киноиндустрии, связанные с движением #metoo? В России эта идея скорее вызывает скептицизм.

Я думаю, что Россия, как это было всегда, почти во всех областях, лет на 20–30 отстает от остального мира. Поэтому у нее вызывает такое сопротивление и непонимание того, что происходит в мире. Пройдет сколько-то лет, и мы начнем тоже в эту сторону сдвигаться, как это всегда и происходило. Это немного обидно, потому что в вопросе женской эмансипации, в общем-то, Россия на протяжении очень недолгого периода была впереди планеты всей. Но сейчас это давно уже не так. Мы снова стали страной такого умственного домостроя, воображаемого. А в мире... Надо просто понимать, что когда какая-то тема в моде, когда есть хайп вокруг нее, всегда будет 1000 конъюнктурщиков, которые будут пытаться на этом выехать и заработать денег или получить какой-то приз, признание. И обязательно будет некоторое количество талантливых людей, благодаря усилиям которых мода превратится в нечто большее. Так было всегда и так будет всегда. Вот в мире сейчас всех интересует новая волна феминизма. И поэтому об этом снимаются плохие фильмы и хорошие фильмы, пишутся классные книжки и слабые книжки. И к ним ко всем повышенное внимание, потому что сейчас это всех интересует. А в России всех интересует, был Сталин хороший или все-таки не очень? И поскольку у нас другая проблематика, то над этой проблематикой работают точно также талантливые люди и бездарные, те, кто делает настоящее искусство и псевдоискусство. Вот и все. У нас просто другая проблематика. И нас бесит, что в то время, как мы заняты серьезным, актуальным вопросом «Сталин репрессировал 6 миллионов или 66?», каких-то людей почему-то волнует вопрос домашнего насилия или процент женщин у власти. В нашем мире это никого не волнует. Ну, у нас немножко другой мир. Многие смеются над понятием «русский мир», но этот русский мир действительно существует. Он правда иной. И есть люди, которые живут одной ногой в одном мире — европейском, или азиатском, или американском, а другой — в русском. А есть те, кто полностью принадлежит европейскому миру. И для них действительно все это чужое и странное.

Материал полностью