Анастасия Ромашкевич в материале интернет-издания The Blueprint

РАЗДЕЛ: Пресса

ТЭГИ: The Blueprint

Больше года назад журналист и редактор Анастасия Ромашкевич возглавила журнал AD — одно из самых авторитетных в России изданий об архитектуре и интерьере.

О том, что изменилось в ее жизни за этот год, а в российском интерьерном дизайне за последние десятилетия, с Анастасией поговорил Александр Перепелкин.

Вы возглавили AD больше года назад, а до этого проработали в журнале десять лет. Какой была ваша жизнь до Condé Nast?

Начнем с того, что я училась на журналиста, но не окончила университет. У меня даже аттестата школьного нет, так как он остался в МГУ. В детстве я работала в журнале «Трамвай», занималась разборкой писем — куча шизофренической корреспонденции. Потом был «Коммерсант» — от заметок о новой пейджинговой компании до отдела международной политики. Поработала немного в журнале «Домовой». В интерьерные журналы я пришла только в двухтысячных — в издание, которое тогда называлось Elle Decor. Это не был сознательный выбор — просто так сложились обстоятельства. Лет семь я проработала по графику, который не позволял мне даже видеться с ребенком. Такая классическая русская журналистика: «разорву попу на британский флаг». Потом меня пригласили в AD, и выяснилось, что это журнал похожей тематики, с похожим набором задач, но там почему-то люди приходят на работу и уходят с работы. Мне понравилось, и я прижилась.

А в кресле главного редактора за этот год тоже прижились?

Для меня все не так радикально поменялось. То есть до этого я занималась исключительно тем, что писала заметки, дружила с рекламодателями по мере необходимости и, собственно, все. А поскольку я теперь главный редактор, а мы, в соответствии с курсом компании, стараемся стать глобальным мультимедийным бизнесом, — круг задач у меня расширился, а не изменился. У нас маленький коллектив, 15 человек всего, по-моему. А пишущих редакторов всего трое, не считая меня. Так что я и пишу до сих пор, и с дизайнерами общаюсь — тем более что многих из них знаю много лет.

Откуда вообще появляются новые дизайнеры? Вы их где-то сами ищете?

Тут все довольно хитро. Изначально рынок был небольшой — буквально два с половиной известных человека в стране делали какие-то интерьеры. А журналов было куда больше, чем сейчас. Стоило дизайнеру сделать что-то стоящее, как журналы начинали кружить вокруг него воронами. В каждом из изданий был человек, который особенно умело соблазнял дизайнеров или архитекторов. Потому что для российских интерьерных журналов в начале 2000-х иметь два хороших российских проекта в номере было настоящей победой. Так вот, были журналы (и остаются), которые просто фиксируют сложившуюся ситуацию, печатают то, что есть: пусть даже все не очень красиво, немножечко безвкусно и довольно ужасно. Но журналы, пришедшие с Запада, старались показывать все не так, как есть, а так, как должно быть. Находить русских дизайнеров и архитекторов, которые делают так, как нужно, было сложно. Это сейчас мы имеем довольно много людей, которые учатся в Школе дизайна «Детали», в Британке, которые после этого приходят в профессию и справляются с ней очень хорошо. Так что сперва был вал середнячка, и лишь потом количество перешло в качество. И сейчас для людей, которые умеют делать хорошо, тематические журналы — главная витрина. Так что уже не мы бегаем за этими самыми дизайнерами, а дизайнеры стучатся в журналы и стараются изо всех сил, чтобы о них написали.

вернуться к списку новостей