Conde Nast Traveller

«Восемь лет назад, когда я служил в международном отделе газеты «Время новостей» внештатным обозревателем, меня премировали поездкой в Иорданию. На восемь дней улететь из мартовской Москвы в плюс двадцать пять – одно это воодушевляло. А еще, конечно, возможность вдоволь наесться любимым фалафелем, напиться кофе, накупаться в море...

На деле за восемь дней мне удалось искупаться лишь раз (объемы съеденного фалафеля и выпитого кофе, правда, совпали с прогнозировавшимися): поездка оказалась безумно насыщенной. Едва заселившись в отель Intercontinental в Аммане, я обомлел. Он тогда был настоящим отелем «Бертрам» из романа Агаты Кристи: время в нем, кажется, замерло полвека назад, когда англичане ушли из Иордании. Номер был по-английски добротным: в ванной – раздельные краны без смесителя, в спальне – толстые ковры, у окна с видом на плоские крыши городских особняков песочного цвета стояло кресло, в котором можно было утонуть. Разумеется, я тут же побежал в ближайшую лавку, купил сигару, вернулся в номер, заказал тройной виски, уселся в это кресло и почувствовал себя уж по меньшей мере Уинстоном Черчиллем, обозревающим подмандатную территорию.

Ощущение (в частности, думаю, из-за виски) мне так понравилось, что следом я отправился на базар, купил традиционный иорданский платок куфию в бело-красную клетку (там же узнал, что чем толще ткань и затейливее кисточки по краям куфии, тем солиднее статус обладателя, – конечно же, я выбрал куфию чуть ли не из брезента) и так и щеголял в нем все восемь дней. И на экскурсии к месту крещения Христа на реке Иордан (она там глубиной с церковную купель), и на пляже отеля Marriott на Мертвом море (там-то я и извел бедных служащих, которые из-за того, что я все никак не выходил из воды, не могли водрузить флаг, запрещающий купаться). Во время поездки в пустыню к бедуинам под палящим солнцем я и понял, почему ткань платка должна быть плотной. А в древней Петре я взял напрокат верблюда и выглядел на нем в куфии особенно живописно (по крайней мере сделанное в тот момент фото – до сих пор одно из моих любимых).

Платок и мешок ароматнейшего кофе, который я купил в Акабе, долго радовали меня в Москве, а чудесные воспоминания продолжают радовать до сих пор. Они нахлынули с новой силой, когда мы работали над этим номером Condé Nast Traveller. Он посвящен главным чудесам Ближнего Востока – блистательному кипучему Дубаю, роскошным оазисам пустынного Омана, модному современному искусству Израиля и поварам, превратившим ближневосточную кухню в крайне актуальное явление мировой.

Те же, кто собирается провести новогодние каникулы не на Ближнем, а на Дальнем Востоке, а также западе или юге, смогут прочесть на наших страницах обо всех главных островах Гавайского архипелага, о замках Японии и Тибета, о лучших ресторанах при отелях во всех частях света. И, конечно, о Швейцарии: мы рассказали о том, как себя развлечь в самой серьезной после Эстонии стране мира, особенно если горнолыжные склоны успели вас утомить.

В общем, читайте, мечтайте, планируйте и весело встречайте Новый год в любимых странах. А я пока выпью чашечку кофе: чтобы перенестись в страну моей мечты, ее мне достаточно», – говорит главный редактор Альберт Галеев.


30 лучших ресторанов мира при отелях. Рассказываем о местах, где путешественники могут поесть вкуснее всего, почти не отходя от ресепшена.

Лучше гор могут быть только города. Как провести время в Цюрихе, Лозанне, Женеве.

Нескромное обаяние буржуазии. Почему стоит ехать в Дубай, даже если вы были там десяток раз.

Долгая дорога в Дюны. Гид по роскошным оазисам Омана.

Новый завет. На фоне древностей Израиля современное искусство еще прекраснее.

Магнитные волны. Самые живописные из Гавайских островов.

Волшебники с Востока. Рассказываем о шефах – революционерах ближневосточной кухни.

А мы крепчаем. В портфолио Condé Nast Traveller – крепости и замки в разных частях света.

Премия «Выбор читателей». Голосуйте за любимые отели, спа и авиакомпании и выиграйте роскошных отдых в отеле на Сардинии.

Делай как мы. Как выбрать багаж и языковые курсы за рубежом.